главная страница приемная карта портала мелкий шрифт средний шрифт крупный шрифт помощь
Версия для слабовидящих
 
 
Главная / Пресс-центр / Доклады и выступления

Выступление Губернатора Красноярского края В.А. Толоконского на расширенном аппаратном совещании


13.01.2016

Губернатор Красноярского края Виктор Толоконский | Доклад


11 января 2016 года
Здравствуйте, коллеги! Рад видеть вас всех в добром здравии.

Я думаю, вы все понимаете, как важно в первые дни наступившего года максимально точно и конкретно, с пониманием долговременных стратегических задач развития сформировать планы нашей работы, внести необходимые коррективы в среднесрочные программы развития, распределить бюджетные средства и государственные инвестиции, заложенные в бюджете края. Необходимо мобилизовать все резервы и возможности для достижения поставленной цели и индикаторов нашего развития в наступившем году. И, конечно, очень важно определить меры и подходы к повышению эффективности всей нашей управленческой деятельности. Исходя из этого, я и делаю это обращение.

Я уже говорил об этом год назад. Это не столько постановка задач, сколько стремление активизировать, может быть, в чём-то обновить наше сознание, укрепить творческий потенциал каждого из нас. Важно мотивировать управленческую команду края на самостоятельную ответственную работу по поиску новых подходов решений и механизма их реализации. Очень важно, чтобы было ощущение свободы и личной ответственности. Вера и талант должны быть сильнее привычного чувства исполнителя. Осознание того, что многое предстоит изменить и обновить в нашей работе, многому предстоит научиться и измениться самому, должно преобладать над пониманием того, что мы всё точно и правильно делаем, а возникающие проблемы появляются извне и их решение мало от нас зависит.

Сегодня я хочу опираться больше на ваше сознание и чувства, обратиться к вашему эмоциональному сознанию. Поэтому не боюсь в чём-то повториться, какие-то задачи поставить по максимуму. Где-то обозначить векторы направления развития, ещё не понимая до конца, как и какими механизмами решать те или иные задачи. Я глубоко верю в то, что сейчас буду говорить. Это вера и понимание формируются годами, основываются на опыте и переживании, осознании ошибок. Но это не означает, что я не настроен на восприятие других позиций и точек зрения, не жду возражений. Вера сильнее тогда, когда есть сомнения. Когда идёт поиск, когда формируется команда единомышленников. Единомышленников не в смысле «будет сделано», «так точно». Единомыслие имеется в виду как общая ответственность в главном и свобода каждого в понимании тех или иных процессов. Важно, чтобы те мысли и чувства, мечты и планы, которыми я с вами поделюсь, укрепили ваше стремление и обострили ваши чувства в процессе построения планов нашей работы в наступившем 2016 году. Важно, чтобы это позволило вам преодолеть рубеж привычного, традиционного, понятного, принятого и выйти на уровень постановки и решения управленческих задач. Именно этот смысл я хочу вложить в своё обращение.

Вы помните, как год назад мы подробно анализировали кардинально изменившиеся внешние условия нашей жизнедеятельности, нашей работы. Не хочу их повторять. Посмотрите стенограмму прошлогоднего выступления. Однако не обозначить эти базовые факторы, определяющие нашу работу, нельзя. Тем более что прошёл год, и этот год дал нам новый опыт, новое осознание тех последствий, какие мы имеем во внешних условиях. Опыт 2015 года в этом плане очень важен. Поэтому я надеюсь, то, что происходило в прошедшем году, и то, как мы использовали конкурентные преимущества, это очень важно для построения всей нашей работы в текущем году.

Важно, что произошла адаптация. Помните, в прошлом году я говорил о главном – о том, что мы вступаем в новый год в условиях всеобщей неопределённости. Неопределённость ощущала власть, неопределённость ощущал бизнес, неопределённость и тревогу ощущал каждый гражданин. И это серьёзно влияло на поведение. Мы говорили о том, что очень трудно будет раскрутить маховик работы в условиях этого ожидания и неопределённости. Каждый осознанно или неосознанно был настроен подождать, что-то уточнить, а не действовать. Поэтому, конечно, один из наиболее важных результатов прошлого года – адаптация бизнеса, управленческой властной системы к этим внешним условиям. Притом одновременно с адаптацией пришло понимание, что эти изменившиеся внешние условия – всерьёз и надолго. Возврат к тем условиям, в которых мы привыкли находиться и работать, невозможен. Многие так называемые кризисные процессы и явления будут носить долговременный характер. И эта адаптация должна быть не временной, не антикризисной, а сущностной, позволяющей нам работать в будущем.

Ещё раз хочу подчеркнуть, и это важно: мы имеем ещё более усиливающееся ограничение федерального бюджета в развитии инновационного, инфраструктурного и социального потенциала каждого региона. Изменения, которые произошли, серьёзно подрывают доходную базу федерального бюджета, следовательно, снижают возможности принятия новых программ и даже приводят к уменьшению тех программ, на которые мы уже были сориентированы. Притом совершенно очевидно, что в процессе исполнения федерального бюджета текущего года позитивные изменения вряд ли произойдут. Потому что бюджет был подсчитан при средней цене нефти в 50 долларов. Понятно, что ориентироваться на такую цену сейчас нельзя, и рабочий, а потом уже и публичный пересчёт бюджета должен будет происходить. Потому что мы может ориентироваться в лучшем случае на ценовой интервал в 30-40 долларов, но никак не 50 долларов.

Очень важный результат 2015 года в том, что произошло фактическое, статистическое, осознанное подтверждение нашего базового подхода, о котором мы говорили год назад. Подхода, который заключается в том, что стратегия развития Красноярского края должна опираться на собственные ресурсы, на уникальные возможности роста налогового потенциала региона. И за счёт роста собственных доходов – повышение качества жизни в крае. В прошедшем году мы получили рост экономики, имеем рост инвестиций. Это было непросто представить год назад. Мы говорили тогда о наших конкурентных преимуществах, о наших особенностях, о специфике края. И год подтвердил эти наши базовые позиции. Происходило не просто эволюционное развитие экономики, происходили качественные изменения, к которым мы стратегически стремимся. Я имею в виду, прежде всего, укрепление науки. Вспомните, Сибирский федеральный университет получил более высокий статус. Он прошёл серьёзный конкурентный путь для достижения результата включения его в рейтинг сильнейших университетов страны, стратегической задачей которых является создание мировой конкурентоспособности. И, поверьте, это уже проявляется во многих внутренних процессах, которые ещё сегодня в показателях не сильно проявляются. Но процесс становится необратимым, и мы это ощущаем.

У нас в целом стало больше результатов функционирования научно-образовательного комплекса, больше стало инновационных разработок. Это тоже заметно и в поведении крупных компаний, которые формируют спрос на новые знания, новые технологии, инновационный продукт. Это проявляется во многих наших управленческих решениях. Это тоже было непросто.

У нас возросли доходы бюджета. Сопоставимо с 2014 годом собственные доходы бюджета возросли на 21,5 миллиарда рублей. Я помню тревожное молчание, когда я в прошлом году говорил о 100 миллиардах за шесть лет. До этого было пять лет нулевого роста! И тут я сказал, что прирастём на 100 миллиардов. Прошёл один год из шести – 21,5 миллиарда мы имеем. И это тоже было непросто. Это был реальный анализ наших конкурентных преимуществ и возможностей в изменившихся условиях. Это была реакция и адаптация к изменившимся условиям.

Исходя из сказанного, хочу ещё раз подчеркнуть – роль стратегического планирования кардинально возрастает. Слишком радикально меняются внешние факторы. Это должно быть осознано всеми. Это аксиома. Нельзя сегодня задачи экономического роста решать исключительно за счёт дополнительных бюджетных инвестиций и расходов. Требуется иная эффективность, другая отдача от имеющихся ресурсов. Необходимы новые подходы к структурному построению общей бюджетной политики и всех отраслевых политик. Необходимы более сильная мотивация к достижению новых результатов, более качественная образовательная подготовка специалистов в бизнесе, в бюджетной сфере, в системе управления. Это кажется очевидной позицией, но, поверьте, мы её крайне плохо применяем в управленческом планировании. Мы по-прежнему считаем, что любое развитие – это дополнительные вложения. Но денег недостаточно. А задачи роста стоят большие. И только в этом росте можно получить средства для развития. Потому нужна структурная перестройка и другая мотивация в работе.

Наряду с формированием планов и программ стратегического развития края, подготовкой новых законов и нормативных актов, определяющих стратегические приоритеты и механизмы регулирования долговременного развития экономки, инфраструктуры и социальной сферы, нам необходима конкретная и эффективная антикризисная программа действий. Нам потребуются системные элементы ручного административного управления многими процессами – управления, направленного на усиление и укрепление инвестиционной и социальной привлекательности региона, на обеспечение социальной стабильности, нацеленной на высокий уровень трудовой занятости населения. Без программ и планов нам не обойтись. Хочу, чтобы вы это приняли. Но, повторю, это может быть эффективно, только если есть стратегические механизмы роста, законы и внутренние стимулы развития во всех сферах жизнедеятельности. Тогда ручное управление эффективно. Если не действуют объективные механизмы, если нет законодательного и нормативного регулирования, никакое административное управление не может быть эффективным.

Работа над основным системообразующим документом стратегического планирования должна быть у нас в стадии завершения. Вы помните, что разработку стратегии развития края до 2030 года мы определяли как наиболее важную задачу, безусловный приоритет нашей управленческой работы в 2015 году. Мы опираемся в этой работе на собственные силы, на наше научное экспертное сообщество. Было проведено немало дискуссий, экспертных сессий, круглых столов. Есть несколько вариантов сводного документа. Но считать их готовыми к публичному представлению пока не могу. Пока в материалах лучше просматриваются и анализируются тактические задачи самого ближайшего времени, чем представляется картина будущего. Неубедительно формируется система взаимоувязанных задач по достижению этого будущего состояния жизнедеятельности. Могу привести массу примеров этого. Просто не хочу терять времени. Посмотрите материалы, которые каждая сфера представляла в этом сводном документе. И вы поймёте, что это не картина 30-го года. Это не новое состояние экономики, инфраструктуры, социальной сферы края. Это задачи сегодняшнего дня. Это типичная ошибка и проблема всех разделов этого документа. Я говорил об этом на встрече с членами Правительства в конце декабря, не буду больше акцентировать на этом внимание. Год назад я пытался убедить вас, что без качественного нового видения целей и задач развития, принципиально иных механизмов развития края мы не решим базовые задачи роста и повышения конкурентоспособности региона. Мы пытались обозначить систему целей во всех определяющих сферах нашей жизни. Я ещё раз прошу вас, посмотрите стенограмму нашей встречи 14 января 2015 года. Там это есть.

Я понимаю всю сложность данной работы. Моё базовое образование – планировать. Моя административная работа начиналась с процесса планирования. Я понимаю, что отсутствуют базовые научные методические разработки в этой сфере. У нас крайне мало опыта этой работы.

С начала 90-х мы решили, что можно обойтись фрагментарными программами, доверившись регулирующей роли рыночных отношений. Всё это я понимаю. Тем не менее, вынужден сделать трудный для себя и для всех нас вывод. Ответственные руководители не смогли вложить душу, свой профессиональный опыт и творческий потенциал в эту работу. Подошли к этому формально. Поручили исполнять каким-то специалистам. А необходим был сильный профессиональный коллектив, мотивированный на исключительно творческую работу, позволяющую представить свой собственный анализ, собственное представление о будущем и наших возможностях. Наконец, работу, позволяющую показать себя, свои способности аналитического и творческого мышления. Это очень важно. Важно для всей нашей работы. Но пока это происходит крайне редко. Тем не менее, мы должны к этому прийти. Времени у нас крайне мало. Считаю необходимым качественный проект стратегии представить участникам Красноярского экономического форума, чтобы на форуме дать старт публичному обсуждению данного документа. Я прошу Правительство края незамедлительно представить мне максимально конкретный, расписанный по дням план доработки этого документа.

Прежде чем я остановлюсь на отдельных направлениях нашей работы, хочу ещё раз подчеркнуть, что понимание стратегических задач развития необходимо для более точной системы постановки задач на текущий период. От качества стратегического планирования зависит общее качество эффективности управления. Стратегическое видение будущего позволяет повышать эффективность развития сегодня. При этом только рост эффективности управления может позволить достичь стратегических целей и ориентирования. Если ничего не менять, то серьёзного качественного развития не будет.

О бюджете края как стержневой политике развития.
Ещё раз подчеркиваю, основой нашего развития является существенный рост доходов собственного бюджета. Год назад мы определили очень серьёзные ориентиры роста – в 15-20 млрд рублей в год. Несколько раз в этом году, комментируя базовую цель, я говорил, что важно поставить самые большие задачи. Вполне возможно, нам предстоит поставить ещё более амбициозные задачи. Многое будет зависеть от уровня инфляции. Если инфляция будет сильной, то 100 млрд не хватит. Если инфляцию удастся внести в рамки привычного для последних лет уровня – хотя бы 5-7%, то 100 млрд будут иметь своё значение. Но ниже этой планки быть не может.

В чём я вижу здесь серьёзные резервы? Прежде всего, это дальнейший рост прибыли крупнейших компаний нашего региона. Вы знаете, что у нас предстоит запуск новых нефтяных месторождений. Поэтому рост добычи – рост налоговой отдачи. Также в этом году мы должны переломить ситуацию с налогообложением переработки нефти. У нас Ачинский завод работает без налоговой отдачи. Это неправильно. Это будет изменено.

У нас недостаточно отдачи от всей системы продажи нефтепродуктов, в том числе от базовых компаний, которые аккумулируют прибыль за пределами края. И это тоже неправильно. Наконец, это большая разведочная работа и освоение новых месторождений – Сузунского, Лодочного, Юрубчено-Тохомского, других. А это достаточно серьёзный рост численности занятых! В этой сфере, в этой отрасли, в этой компании большие нормативы зарплаты. Это тоже рост налоговой отдачи, и очень серьёзный! Мы понимаем, что в Красноярском крае есть теневая экономика и есть экономика, которая подлежит, поддаётся налоговому регулированию и налоговой отдаче. Ресурсы трудовые у нас есть. Вот если начальник Главного управления МВД России по Красноярскому краю вспомнит те сводки, которые он видит, – все сто процентов правонарушений совершают неработающие. Никто с голоду не умирает. Но это всё тень!

А должна быть легальная, светлая занятость – и вот тут новая разведка, новые промышленные районы добычи. Да, может быть, Ванкор чуть меньше будет добывать, но численность он не потеряет. А вот новые месторождения будут добавлять численность, и это будет новый налоговый потенциал, который нужно правильно планировать и использовать. В целом задачу сейчас ставлю очень просто и конкретно: в этом году мы должны пересмотреть наши налоговые планы с Роснефтью в сторону увеличения как минимум на 5 миллиардов рублей. А в перспективе трёх ближайших лет – на 10 миллиардов. Налоговая отдача этой компании должна быть не меньше 25 миллиардов в год!

Будет рост налоговой отдачи и в других видах. Определён большой рост добычи рудных материалов. А это рентабельное производство, и его правильно учитывать и планировать в отдаче налоговой прибыли. Надеюсь, уже в этом году средняя цена на металлы будет выше 2015 года, а это тоже дополнительная прибыль и дополнительный доход. У РУСАЛа рост производства, за счёт этого – рост экспортной выручки и повышение уровня технологической прибыли, которая зависит от снижения издержек. Это достаточно большие резервы, и я прошу профильное министерство поработать на всех, чтобы технологическую прибыль повысить. Будет рост добычи золота. И это тоже прибыль! Абсолютно убеждён, что цена на золото вырастет, поскольку многие страны стали в условиях кризиса прибегать к искусственной девальвации. Это будет подталкивать рынок к росту цен на золото.

Большие резервы роста у Горно-химического комбината, особенно – за счёт производства нового топлива. Оно потенциально является очень важным экспортным ресурсом. И здесь уже есть переговоры с Японией и рядом других стран. Нужно максимально активно взаимодействовать с Росатомом, чтобы эти перспективы были как можно быстрее реализованы и тоже заложены в налоговую отдачу. Рост налоговой отдачи должны дать все отрасли, которые наращивают объёмы. Это электроэнергетика. Мы прирастаем, мы ввели новые мощности, будьте любезны, дайте нам налоговую отдачу. Это касается переработки сельхозпродукции. Мы создали новые мощности и будем продолжать создавать. Это лесоперерабатывающая промышленность. Это добыча и обогащение полиметаллических руд. Это машиностроение и предприятия, выполняющие гособоронзаказ. Это индустрия строительных материалов. Это, наконец, производство подакцизной продукции. По каждому направлению мы должны получить конкретный план повышения налоговой отдачи. 

Требуется специальная управленческая работа, направленная на рост подоходного налога.
Мы идём на дополнительное финансирование фонда заработной платы в бюджетной сфере и должны стимулировать этот рост в экономике. По-другому не может быть. И этим надо заниматься. Конечно, требуется сокращение теневого оборота. Он огромен в крае. Здесь необходимо более эффективное регулирование в сфере строительства, транспорта, торговли и услуг, в целом – малого бизнеса. В этих отраслях налоговой отдачи нет, а она должна быть. Понемножку, по копеечке, но за счёт массовой занятости это должно быть тоже ресурсными отраслями, иначе это абсурд!

В качестве серьёзного резерва роста бюджетной эффективности и доходов можно рассматривать предприятия и организации государственной собственности. Формами роста тут являются продажи пакетов акций. Мы имели этот опыт в 2015 году, когда от продажи госактивов получили не менее 4,5 миллиардов. Совершенно очевидно, что по одному серьёзному, крупному предприятию продажа акций должна быть подготовлена в этом году, и это тоже даст налоговую отдачу. Я готов рассмотреть предложение нашего Правительства по выходу одного из предприятий края, находящегося в государственной собственности, на IPO и получить здесь очень серьёзную отдачу, не потеряв контроля и управления. Это касается отчисления от прибыли госпредприятий. Предлагаю Правительству установить в этом году норматив – не менее 50 процентов от чистой прибыли зачислять в бюджет. Это тоже даст дополнительные доходы порядка 1,5 миллиарда рублей в годовом исчислении. Конечно, придётся очень серьёзно усилить работу на федеральном уровне, чтобы увеличить объёмы федерального бюджетного кредитования и целевых программных средств. Без этого не обойтись. Здесь за каждый рубль будем бороться. Я прошу составить специальный план действий, как мы будем работать на федеральном уровне в этом году. Поручаю Правительству подготовить план мобилизации дополнительных доходов в бюджет края.

Теперь об эффективности расходов. К сожалению, нам не удалось приступить к совершенно необходимой работе по структурному обновлению всей бюджетной сферы. Мы практически не продвинулись в развитии государственно-частного партнёрства в инвестиционном и текущем финансировании бюджетной отрасли. Недостаточно качественным остаётся планирование бюджетных расходов. Нет результата в работе по оптимизации штатов и совершенствованию организации заработной платы в бюджетных организациях. Это огромный резерв. Я говорил, с каким трудом нам предстоит мобилизовать доходы, но текущих бюджетных расходов у нас порядка 120-130 миллиардов. Я не призываю сократить бюджетные расходы. Мы ещё их будем увеличивать. Но я прошу, я требую более высокой отдачи от этих расходов! По всем статьям бюджетных расходов необходимо найти более эффективные подходы и решения, обеспечивающие достижения более высоких результатов. Я прошу подумать об ориентире оптимизации в 10%. Повторяю, не сократить расходы, а повысить отдачу! Например, на 10% меньше заплатили за коммунальные услуги, оставьте эти деньги на ремонты, на укрепление материальной базы. Мы получим дополнительный эффект. Сократите на 10% численность, и вы получите ещё дополнительный источник роста зарплаты. И рост средней зарплаты должен быть выше, чем мы закладываем в динамику роста фонда. Уменьшите на 10% сметы ремонта и строительства и увеличьте масштаб этих ремонтов. И так во всём. Поверьте, это всё достижимо. Если вы посмотрите бюджетные расходы похожих организаций, вы уже увидите не десяти-, а тридцатипроцентную разницу. Я прошу и Правительство края, и Администрацию Губернатора подумать, может быть, создать правительственную комиссию для координации этой большой и сложной работы по оптимизации бюджетных расходов. В свою очередь министерство финансов должно инициировать разработку и утверждение Правительством края обновлённого плана мобилизации дополнительных доходов, оптимизации расходов и снижения дефицита бюджета края. Это будет базовый документ. Он у нас есть в каких-то редакциях, но он формалистичен. Мне нужен простой и конкретный план действий, по исполнению которого я буду оценивать работу всех главных распорядителей бюджетных средств. 

Говоря о бюджете, я не могу не сказать о сложностях и важности платёжного календаря на первый квартал. Здесь есть задачи быстро погасить кредиторку. У нас есть острейшая необходимость уже завтра начать активное взаимодействие с крупными компаниями, чтобы они правильно оценивали результаты минувшего года. Большой соблазн – предполагать, что они что-то серьёзно переплатили в 2015-м и будут первый квартал нового года выжидать, чтобы лучше оценить свои расчёты и перспективы. Им необходимо помочь посчитать и сделать это более качественно, чем это делают они сами. Это, конечно, работа по получению бюджетного кредита в самые кратчайшие сроки, чтобы у нас была подушка безопасности. Первый квартал нужно пройти, не прибегая к серьёзным заимствованиям на рынке, опереться на собственный налоговый потенциал и бюджетное кредитование Федерации.

Об инвестиционной политике и стимулировании предпринимательской активности.
Несмотря на неплохие результаты в развитии экономики и достигнутый рост инвестиций, считаю нашу работу в этом направлении слабой и недостаточно системной. Не буду повторять то, о чём говорил в прошлогоднем обращении. У нас ещё много нерешённых задач, которые мы уже сформулировали. Почему? Что не срабатывает? Какие необходимы организационно-структурные решения? Некоторые предложения вчера Виктор Владиславович Зубарев огласил, и я готов их поддержать, но это должна быть более масштабная и системная работа не только в профильном министерстве, отвечающем за инвестиционную политику, но всех министерств и ведомств, всего Правительства края. Я прошу срочно представить мне план действий по повышению эффективности инвестиционной политики края. Содержательные задачи определены, нужна просто эффективная организационная работа. Инвестиционный интерес в крае остаётся очень высоким. И к вам, и ко мне постоянно обращаются крупные и не очень инвесторы с конкретными проектами. Но скорость их внедрения смехотворно низкая. Собственной инициативы здесь крайне мало. Думаю, нам придётся переформатировать работу Инвестиционного совета, который должен будет регулярно работать под председательством Губернатора. Максимально усиливаем статус этого совета. Один из имеющихся институтов поддержки инвесторов должен быть трансформирован в специальное агентство и иметь квалифицированных проектных управляющих и инвестиционных уполномоченных. Но главное, чтобы руководители министерств, главы городов и районов, Правительство края могли профессионально формировать инвестиционные проекты и программы развития, применять действенные механизмы стимулирования частных инвесторов. Организация этой работы будет главным критерием эффективности наших управленческих единиц. Это и есть развитие. Разрабатываемый план действий должен упорядочить, привести в систему наши представления о территориях опережающего развития. Всё пока фрагментарно, а нужна системная, профессиональная работа. Безусловно, особое внимание нужно уделить развитию современных наукоёмких производств, максимальной активизации инновационной политики. В этом направлении немало делалось, и есть заметные позитивные результаты, но хочется большего. Важно от реализации решения конкретных задач перейти к системным, ориентированным на длительный период работы, обеспечить максимально возможную интеграцию образования, науки и производства. Слабо здесь используем наши конкурентные преимущества. Есть мощнейшие заказчики, есть современная наука, университеты, инновационная инфраструктура, а результаты не такие масштабные, как хотелось бы.

Есть неотложные задачи укрепить и по-новому организовать работу ряда специально созданных в крае фондов и институтов развития науки и образования. Их очень много, а отдача минимальная. Безусловно, все эти задачи лучше решаются, если более качественно развивается профессиональное образование, повышается уровень научно-образовательного комплекса края. Много говорим об интеграции СФУ и Красноярского научного центра. Но практических шагов мало. Думаю, не очень продуктивно стоять на месте в обсуждении форм этой интеграции. Нужно просто шаг за шагом совершать интеграцию! И здесь никаких ограничений я не вижу. Совместные научные советы, совместная аспирантура, совместные лаборатории, совместные творческие коллективы – всё это можно и нужно делать сейчас. И уж, конечно, ни в чём не допускать разъединение этих сфер, потому что, обсуждая некоторые проблемы интеграции, мы легко переходим на личные отношения, и вместо сотрудничества появляется ненужная конкуренция, амбиции и много других негативных последствий.

Нам предстоит в самое ближайшее время решать задачу по организации работы опорного технического университета (заявка уже подана), реализовать и провести непростую работу по интеграции двух технических вузов и формирование очень мощной программы повышения уровня инженерного и технологического образования. В эту работу должны максимально активно включиться бизнес-структуры. Здесь все планы действий должны быть совместными с разными министерствами и ведомствами, отвечающими за промышленную политику, за политику лесного комплекса, целый ряд других направлений. Правительство края должно быть более активно в укреплении позиций всех отраслевых вузов. У нас формируется очень стройная система, мы здесь в выигрышном положении. Регионы, которые привыкли считать лидерами в профессиональном образовании, будут с трудом преодолевать внутреннюю конкуренцию. Там много вузов одной направленности, там больше всё нацелено на численность подготавливаемых специалистов. У нас есть возможность прорыва в качестве. У нас мощный классический университет с уникальной инфраструктурой, набором факультетов, профессий. В России таких университетов практически нет нигде. И миссия классического университета особая. Здесь формируются специалисты для исследовательской работы по всем направлениям. У нас будет мощнейший, с большой федеральной поддержкой технический университет, который будет формировать новую базу развития всей экономики края. У нас есть отраслевые вузы, которые обеспечивают край специалистами массовых профессий в медицине, образовании, сельском хозяйстве. Здесь требуется очень точная поддержка, конкретный заказ и максимальное внедрение контрактной подготовки. Основой взаимодействия с отраслевыми вузами будет контракт. Я готов договариваться с учредителями, с федеральными министрами, что у нас бюджетные квоты передадут как контрактные, и мы должны будем заключать конкретное соглашение в качестве заказчика, работодателя, влиять на программу, качество подготовки специалистов.

Нам предстоит серьёзно усилить сферу профессионального технического образования. Здесь у края неплохие традиции, но всё равно нужно обновление. Нужно больше конкретных заказчиков будущих специалистов.

Я по-прежнему вижу слабость профессионального образования в сельских районах. Вроде и есть училища, филиалы колледжа какого-то, а потребности не закрываются. Качество подготовки остаётся низким. Поэтому максимум внимания и полноценная подготовка госконтракта на очень высоком уровне. Максимальное стимулирование этой сферы!

Формирование кадрового потенциала или, как сейчас модно говорить, человеческого капитала, способного решать современные задачи развития региона, заинтересованного в саморазвитии и самореализации, предполагает постоянное совершенствование среды жизнедеятельности, создание условий для укрепления физического и нравственного здоровья в обществе. Предполагает функционирование системы образования, воспитания, культуры, ориентированной не на формализованные стандарты, а на духовное развитие общества. На постоянное усиление заинтересованности граждан в овладении новыми знаниями и компетенциями, социальным и профессиональным опытом, заинтересованности в максимальной реализации личностного потенциала на благо семьи, общества, государства, своего коллектива и сообщества. Целевые ориентиры развития этих сфер должны быть максимально содержательны и неформальны. Поэтому когда я слышу слово «стандарты», меня это не устраивает. Стандарты – это что-то формальное. Пусть они будут, я не собираюсь с ними бороться. Но я не могу систему формализовывать. Система должна работать содержательно.

О здравоохранении. Совершенно очевидно, что совершенствование системы организации медицинской помощи населению края остаётся особым социальным приоритетом нашей работы. Из множества экономических и социальных проблем низкая удовлетворённость медициной остаётся очень серьёзной. Не буду повторять то, что говорил год назад и на недавней расширенной коллегии, которую проводил минздрав, по результатам которой я подписал большое количество поручений. Но некоторые акценты всё-таки сделаю. Мы должны будем провести серьёзную организационную перестройку, обновление поликлинического звена.

Низкая удовлетворённость медициной начинается в поликлинике. Плохое здоровье начинается от осознания того, что поликлиника тебе ничем не поможет, не нужна, и я отказываюсь от тех больших возможностей, которые государство создаёт в амбулаторно-поликлиническом звене. Некоторые элементы этой реорганизации, обновления, уже действуют. Что-то придётся масштабировать, что-то придётся принимать и внедрять. Думаю, нам не обойтись здесь без очень конкретных и жёстких требований к обновлению медицинского образования. Надо найти взаимопонимание с университетом и срочно внедрить систему курсов врачей общей практики. Нам надо будет провести типизацию лечебных учреждений и чётко определить структуру самой поликлиники. Чтобы эта структура меняла роль участкового врача и врача общей практики. Чтобы эта структура определяла очень эффективное взаимодействие медицины общей практики со специализированными диагностическими центрами и лабораториями.

Перед нами стоит задача укрепления профессионального состава высокотехнологических медицинских центров. Край вкладывает в медицину высоких технологий огромные средства, имея здесь неоспоримые преимущества. Поверьте, такой концентрации высокотехнологичной медицины нет нигде. Но в то же время сказать, что мы за счёт этого получили серьёзные преимущества в социальной привлекательности, социальных оценках, не могу. Более того, в таких вновь построенных центрах сильнее бросаются в глаза несовершенства подходов к работе. В конце декабря были в онкологическом центре, где завершается строительство огромной поликлиники. Вместе с уникальными возможностями центра она должна изменить всю систему профилактики, ранней диагностики онкологических патологий. Но о чём мне говорят в поликлинике? Мне говорят о пяти лифтах. Хорошо. Так руководитель центра с проектировщиками задумали. Но мне никто не говорит об организации новой работы. Нельзя допускать, чтобы в новой поликлинике господствовали устаревшие подходы. Нужно меняться. Новое должно быть во всём. И в стенах, и в лифтах, и в организации, и в оформлении. И это типичная наша проблема. И в кардиоцентре, и в перинатальном центре. Нужно изменить всю работу. Изменить уровень образования, уровень подготовки.

Нам предстоит, обладая такими мощными специализированными центрами, обеспечить новый уровень интеграции с районными и городскими больницами. Но при этом важно упорядочить и укрепить функциональную роль ЦРБ. Я не возражаю против позиции министерства, когда мне говорят, что мы потоки больных отправим лучше в специализированные центры. Не возражаю. Но это должно разумно сочетаться с крепким профессиональным статусом ЦРБ. Нельзя терять ЦРБ. Если мы все потоки будем отправлять в высокотехнологичные центры, мы потеряем то качество, которое предполагает и профилактику, и реакцию на острые экстренные случаи. ЦРБ должно быть готово к ранней диагностике и к экстренной сложной медицинской помощи.

В сфере здравоохранения прошу подготовить совещание, чтобы рассмотреть все финансово-экономические особенности и параметры этого года. Здесь очень много сложностей. Вы знаете, что федеральный бюджет почти ликвидировал прямое финансирование подведомственных учреждений, переводя нас на работу в системе обязательного медицинского страхования. В Красноярском крае очень много крупных федеральных подведомственных медицинских учреждений. Они монопольно определяют наши возможности в Железногорске, Зеленогорске. И это потребовало перераспределения средств. Несмотря на то, что страховые взносы растут, бюджет, который федеральный фонд определяет краю, не увеличивается. Он остаётся на уровне прошлого года. А число получателей этих средств растёт. И мы не можем рисковать здравоохранением в этих закрытых городах, мы не можем отказаться от каких-то сложившихся технологичных центров. А у нас ещё активная частная медицина. У меня недавно на приёме был один владелец предприятия частной медицины, начал сравнивать, кому сколько дают. Я ему вынужден был сказать, что у нас вообще не будет средств для негосударственной медицины. Мы в таких условиях находимся. Финансово-экономических задач много.

На совещании рассмотрим и наши планы по инвестиционным проектам. Нас ждёт несколько очень значимых для позиционирования края инвестиционных проектов. Прежде всего – перинатальные центры в Норильске и Ачинске. Медицинские центры, которые связаны с подготовкой к Универсиаде. В этом году уже начнём строить большой современный корпус больницы скорой медицинской помощи. И в Красноярске мы примем в ближайшие дни проектные решения по новой практически краевой больнице, где будут строиться 50 тысяч современных квадратных метров операционных, реанимационных отделений и отделений интенсивной медицины. Но это всё надо привести в очень стройный план. Здесь аккумулируются огромные деньги. И их надо использовать самым эффективным образом. Также на этом совещании я хотел бы уточнить все показатели строительства жилья для врачей. Обеспеченность врачами настолько низкая, что здесь придётся особым решением стимулировать врачей, увеличивая социальную поддержку. Это коснётся и большого Красноярска, где обеспеченность врачами крайне низкая, и отдалённых сельских районов. Есть общая программа, и она должна быть максимально привязана к медицине. Медицина здесь получит особый приоритет.

В этом году я побывал в очень многих социальных учреждениях. Я посетил их больше, чем за всю свою жизнь. С одной стороны, у меня есть чувство огромной благодарности к работающим здесь людям. Тяжелейший контингент. Огромное количество таких учреждений (их у нас почти три десятка), где взрослые и дети, полностью прикованные к постели, с нарушением психического и физического здоровья находятся на государственном обеспечении. Но вдумайтесь: зарплата в этих социальных учреждениях меньше вдвое! И у медсестры, и у врача, и у других сотрудников. Зато стабильность трудовая высочайшая, вакансий почти нет. А в поликлиниках – беда. Но в то же время я увидел и слабость материальной базы. Принципиальная позиция – вдвое увеличить ассигнования на укрепление материальной базы. Максимально эффективно нужно эти средства использовать. Кроме того, конечно, нужно заняться укреплением шефских связей. Помочь таким учреждениям просто. У любой бизнес-структуры не хватает организационных возможностей. Одно дело – убеждать дать деньги на профессиональный спорт, другое дело – помочь таким учреждениям. Возможности внебюджетного финансирования должны быть реализованы в большем объёме. Здесь требуется и большая интеграция со сферой здравоохранения. Мы должны избавить систему здравоохранения от социальной нагрузки. Медицина должна быть интенсивной, современной, а социальное обслуживание, уход – гуманными. При этом я всегда подчеркиваю: качество работы социальных учреждений – показатель нравственного состояния общества. И здесь любая плохая организация – свидетельство нравственных проблем, которые мы переживаем.

Где-то в здравоохранении у нас будут появляться излишние площади, мощности, смело будем принимать их на бюджет социального обслуживания. С тем, чтобы не потерять занятость в сельских районах, традиции помощи пожилому населению, у которого всегда можно найти хронические заболевания. Это всё-таки не совсем медицина. Медицина должна быть другой.

И, конечно, нам предстоит большая работа по оптимизации, дальнейшему росту. Я имею в виду некое обновление социальной политики, социальной поддержки, льгот. Я ничего тут не собираюсь отменять. Но качество отдачи от этой социальной помощи должно быть гораздо выше, больше.

Про задачи в сфере образования.
Качество воспитания, образования – безусловный приоритет. Но стандарты, «егэзация», лицензионные требования, федеральный надзор – всё приводит к потере качества. Не к усилению, а к потере. Поэтому здесь требуются очень большие управленческие решения и усилия. Мы не можем отменить стандарты, ЕГЭ. Но надо повысить качество. Это сложно. Поэтому прошу, чтобы стимулирование качества работы, творческого отношения было системным. Я должен незамедлительно рассмотреть ваши предложения по увеличению грантовых программ. Они должны быть ориентированы на сущностные изменения работы образовательных учреждений. Конечно, нельзя повысить качество без организации подготовки учительских кадров. Перед началом учебного года я посмотрел много новых школ, встречался с коллективами. Все с удовольствием показывают лифты, комнаты, пищеблоки в новых школах, но энергии повышения качества не чувствуется. Здесь предстоит очень много работы и профильному университету. Нужна интеграция с вузами. Повышение квалификации педагогических кадров должно быть более масштабным и основательным. На прошедшем в конце декабря Госсовете Президент страны говорил, что категории, которые присваиваются учителям и требуют подтверждения квалификации, превратились в полный формализм. Это и в зарплате плохо учитывается. Это не привело к созданию каких-то интересных институтов повышения квалификации, авторских школ и так далее. Министерство образования наметило 75 спецклассов в 2016 году. Я в прошлом году говорил о 50-ти. Но министр Светлана Ивановна Маковская немножко приземлила мои мечты и сказала: «25 и не больше». Я привык женщинам уступать. Это не принципиальная позиция, главное – начать. Мы начали. Конечно, ещё рано анализировать. Я на одной из встреч спросил школьников: «Сильно изменилась жизнь?». Говорят: «Не очень». А надо, чтобы очень! Чтобы они попали в совершенно другую среду. Надо добавить интенсивности, добавить интереса. Максимально перейти на режим полного дня. Но для будущего 75 классов – совершенно недостаточно. Поэтому если будет предложение увеличить это число, я поддержу, и средства мы на это найдём. Кстати, мне показалось, что в этих 25-ти классах мы мало задействуем Красноярск. Красноярск при взаимодействии с университетами должен иметь больше. Может быть, две трети. Красноярск имеет большие возможности. Конечно, больше интеграции с профессиональным образованием. Если здесь с вузами как-то проявляются новые формы работы, то со средним техническим образованием – крайне слабо. Это во многих сельских школах мне рассказывают о коррекционных классах. Я всегда задаю вопрос: «Как мы дальше готовим этих ребят ко взрослой жизни?». Профессиональной подготовки они практически не проходят. Это неправильно. Мы должны их всех очень хорошо обучить жизненным востребованным профессиям. Но это почти не делается.

Я говорил год назад, что, решая вопрос строительства детсадов, нам можно переходить на внутреннее стимулирование. Мы не будем больше тратить огромные бюджетные средства на новые здания в этой сфере. Даже в новых районах в больших городах мы будем практиковать использование ресурсов застройщиков жилья, инвесторов. Но для этого нужно принять простые нормативные документы. Однако они до сих пор не приняты. Поэтому нужна не программа строительства детских садов, а программа стимулирования. Больше здесь нам ничего не придётся делать.

А вот для новых школ нужна программа строительства. И здесь мы тоже опаздываем, потому что федеральное Правительство скоро начнёт делить деньги. При всех сложностях федерального бюджета 50 млрд рублей на это выделено. И понятно, что мы должны часть этих средств получить. Но мы должны соответствовать неким формальным требованиям по проектам, по масштабу этого нового строительства. Я прошу как можно быстрее подготовить моё обращение. Это может быть и заявкой, и гарантией поддержки нашего бюджета, и правильным проектом. Эту возможность нельзя упустить.

Несколько слов о задачах в сфере культуры.

Одним из первых действий, которое я сделал после назначения нового министра культуры, стало проведение совещания с руководителями театрально-зрелищных организаций. Говорил о задаче максимально усилить статус автономного учреждения, чтобы в культуре автономизация пошла совершенно другим темпом и качеством. Вроде я не встретил какого-то непонимания и сопротивления со стороны министерства, но, по-моему, поговорили и живём, как жили. Это неправильно. Автономизация – базовая задача этой сферы. Здесь творческая свобода ещё важнее. Более того, это серьёзный механизм оптимизации бюджетных расходов. Как только учреждение получит свободу, оно будет больше зарабатывать, экономнее расходовать. Свобода – единственный путь к достижению оптимального результата.

Ещё раз хочу повторить то, о чём говорил в прошлом году, сказать об особом внимании к музейному и библиотечному делу. Это основа государственной культурной политики. Здесь нужны особые решения и в организации заработной платы, и в укреплении материальной базы. У нас есть некоторые успешные проекты по реконструкции музеев, по перестройке библиотек. Есть прекрасные примеры в Красноярске, в Дзержинске, но этими вопросами надо заниматься ещё энергичнее и масштабнее.

Предстоит серьёзно усилить нашу работу по сохранению памятников истории и культуры. Здесь много задач и собственно культурных, и строительно-реконструкционных, и в области градостроительной политики. Плохо, когда в современном, благоустроенном городе мы сталкиваемся с запущенными, заколоченными зданиями. Прошу спланировать у меня отдельное совещание, чтобы принять более действенные меры в этом направлении.

В самом начале года нам надо принять решение об увеличении эффективности управления в сфере туризма. Эта функция закреплена за министерством культуры. И хотя я убеждён, что это самый лучший профиль, тем не менее, хочу акцентировать внимание на отсутствии системной управленческой работы в этом направлении. Здесь не надо ничего выдумывать. Наш край очень богат историческими, культурными, спортивными достопримечательностями, которыми можно привлекать туристов. Надо только немного это систематизировать и больше использовать наши возможности. Надо интегрировать усилия разных сфер и опираться на государственно-частное партнёрство, чтобы инвесторы развивали туристическую инфраструктуру. Другого пути нет. Может быть, мы даже пойдём на создание профильного учреждения, которое будет осуществлять координацию, станет своеобразным ресурсным центром. В перспективе, может, даже создадим агентство, так как нам надо более профессионально и системно заниматься этой сферой.

В сфере культуры очень много важных инвестиционных проектов. Здесь инвестиционный план должен быть максимально точно выверен. Поэтому прошу Елену Николаевну Мироненко организовать работу, нам нужно собраться и очень точно определить необходимые суммы и календарный план строительства объектов.

В сфере физической культуры стоит задача расширить календарь соревнований. Я часто говорю, что у нас в этом плане много делается, но пределов нет, поэтому надо продолжать наращивать эту работу. Безусловно, хотел бы, чтобы министерство спорта нашло подходы, обеспечивающие повышение уровня спортивных федераций, спортивных клубов. Может быть, я не успеваю за всем уследить, но у меня есть устойчивое восприятие, что спортивные мероприятия, праздники в основном организуются органами управления спортом. Это неправильно. Такие мероприятия должны организовывать федерации и клубы. Нельзя развивать университетское образование, если в университетах нет спортивных клубов. Формально, на бумаге они есть, но я их не чувствую. Надо, чтобы они появились в соревновательном календаре, среди спортивных праздников, в каких-то механизмах передачи госзаданий, средств, чтобы такие клубы могли развиваться. Я прошу министерство спорта: когда будете готовить план на этот год, уделите особое внимание этой сфере. Нельзя всё иметь только в административной системе.

Ну и, конечно, в этом контексте скажу несколько слов об Универсиаде, подготовка к которой выходит на совершенно иной уровень. Я не говорю здесь о задачах по строительству объектов. Я говорю об организационной подготовке. Пока мы говорили об Универсиаде как об идее. Сейчас надо перейти к отработке планов проведения. Нужны не картинки будущего, а конкретный план действий. Это сложно. И понятно, что самостоятельно дирекция Универсиады никогда эту работу не сделает, это надо делать всем вместе, в административной системе. Поэтому обращаю на это особое внимание и Правительства края, и профильных министерств.

Несколько слов скажу о сельской экономике.
У нас неплохие результаты по прошедшему году, но есть устойчивая неудовлетворённость тем, что нам не удаётся пока обеспечить комплексный подход к развитию сельских территорий. Мы опять скорее сопровождаем производственно-технологический процесс, чем социальный. И в то же время мы убеждены, что невозможно добиваться больших производственных результатов, не укрепляя ресурс. На селе просто некому работать. Теряется мотивация, и молодёжь уезжает. Леонид Николаевич Шорохов по-прежнему остаётся больше министром, чем заместителем председателя Правительства края. Это неправильно. Не так давно с большим чувством неудовлетворённости я увидел, что те новые задачи, которые мы поставили по развитию сельских территорий, стали предметом работы других министерств, нежели профильного министерства. По строительству жилья инициатором и координатором выделения субсидий выступает минстрой, по дорожному строительству – минтранс. Не говорю, что эти ведомства плохо сработали, но выделенные деньги в полной мере не освоены, хотя средств было не так уж и много. И ругать за это я буду Леонида Николаевича Шорохова. Нам не так просто было принимать поправки в закон, чтобы выделить специальные средства для создания рабочих мест на селе, на развитие новых бизнесов. Но проектов мало, нет комплексной программы развития сельских территорий. Этой работой надо заниматься. Леонид Николаевич Шорохов не только не должен был отдавать эти ресурсы другим министерствам, но, наоборот, должен был договориться, что минобразования, например, оставляет у себя райцентры, а небольшие деньги на посёлки условно отдавать минсельхозу, чтобы можно было смотреть, как можно комплексно их использовать на ремонты. Какие-то ещё небольшие деньги есть в минкультуры, какие-то программные деньги – в минтрансе. Но не получается пока. Нет стремления быть координатором и оператором всех бюджетных инструментов по укреплению сельского образа жизни. А без этого не будет роста эффективности самого производства.

Безусловно, основное внимание надо уделять слаборазвитым сельским районам. Мы не можем получать большие объёмы буквально в двух-трёх районах. У нас совершенно неправильная концентрация производства буквально в пяти хозяйствах, которые делают огромную долю всего сектора. Так не должно быть. Если уж так произошло, то надо незамедлительно стремиться, чтобы эти успешные хозяйства стали управляющими компаниями. Чтобы они свои огромные оборотные средства направили на поддержку большего поля. Мы проводим «День урожая», когда все районы выставляют свою продукцию, и, конечно, хочется всех поблагодарить. Но, глядя на некоторые районы, хорошо понимаешь, с каким трудом они сделали свою выставку, что нет у них сельскохозяйственного производства. Так не должно быть.

Поэтому прошу Леонида Николаевича Шорохова организовать серию совещаний, чтобы нам максимально конкретизировать все эти задачи.
Ещё одна важная тема – глубокая переработка сельхозпродукции.
Не понимаю, почему мы не можем перейти на стройный системный план строительства мощностей по переработке? Каждый понедельник после сбора урожая на аппаратном совещании Леонид Николаевич Шорохов докладывает, сколько тысяч тонн зерна отгрузили в Алтайский край, который принято считать житницей Сибири. В этом мало позитива. Мы отгружаем им зерно за 10 тысяч рублей за тонну, а от них завезём добавленную стоимость. Не только муку. Крупы. Мясо. Сыры. Продукцию, которая в эквиваленте будет стоить по 50-100 тысяч рублей за тонну. А ведь нам в сельской местности так не хватает рабочих мест! Безработица кругом, люди на вахту уезжают. Имея 2,5 миллиона тонн зерна, надо иметь и совершенно другую производственную инфраструктуру. Надо наращивать производство мяса, иначе мы зерно не используем. Задач много.

Надо добавить, что часть территорий края не могут заниматься традиционной сельскохозяйственной деятельностью. Там лес. Поэтому проблемы лесного хозяйства сравнимы с проблемами сельскохозяйственными. И в поддержке лесного хозяйства надо опираться на такие же механизмы поддержки, что и в сельскохозяйственном производстве. Здесь тоже много повторов. Такой программы практически нет, поэтому по лесной отрасли я тоже прошу профильное министерство максимально кардинально подойти к изменениям, может, даже обновить всю систему управления. Готов поддержать даже самые кардинальные планы. Как и в сельском хозяйстве, в лесном комплексе края крайне не хватает мощностей по переработке. Заготавливая почти 15 миллионов кубометров леса, нам необходимо практически удвоить имеющиеся мощности по переработке. Крайне мало строится новых объектов. Поэтому задач здесь перед нами стоит очень много.

Особые задачи касаются и развития территорий Крайнего Севера. Там и не сельское, и не лесное хозяйство, там у нас особый тундро-промысловый образ жизни, который тоже плохо формируется. Поэтому я прошу здесь максимально активизировать работу по укреплению уровня самозанятости людей, по комплексному развитию северных территорий. Безусловно, для этого потребуется новый уровень транспортной доступности. Это ключевая зависимость. Без этого развитие таких далёких территорий практически невозможно. Требуется сформировать специальную систему заготовок, закупа продукции у промысловиков северных территорий – рыбы, пушнины, продуктов оленеводства. Таймыр близок к созданию такой системы, и мы это поддержим. То же требуется сделать и в других районах.

Я прошу всех уделить максимальное внимание нашему общему решению по комплексному развитию Мотыгинского района. Если у нас получится там, то мы этот опыт перенесём на другие северные территории.

Мы примем в этом году некоторые новации в организации северного завоза. Это основа жизнедеятельности северных территорий, и мы должны оптимизировать расходы, чтобы направить высвободившиеся средства на решение других жизненно важных задач. Естественно, в этой же сфере находится поддержка культурных инициатив коренных малочисленных народов Севера. Мы примем специальный закон, и здесь я вновь благодарен Законодательному Собранию края за активное участие в решении этого вопроса и понимание важности развития северных территорий. Надо уже начинать в этом направлении работать в административном плане.
Что касается развития транспорта, связи и дорожной инфраструктуры, то, безусловно, особая задача в развитии такого огромного края – сформировать транспортный каркас и связать территорию устойчивыми транспортными коммуникациями.

Год назад я ставил задачу принять схему авиасообщения внутри края до конца 2015 года. Не успели. Есть моя вина, что я мало требовал. Тем не менее, прошу сейчас эту работу завершить. Мы должны принять эту схему с точным пониманием размеров и правил субсидирования, чтобы эта система была открыта. Чтобы не только компания «КрасАвиа» могла быть исполнителем этой программы, чтобы программа была понятна и привлекательна для всех авиационных перевозчиков. Это надо сделать по-другому. Не буду поддерживать министра финансов, который к любому субсидированию относится негативно. Считаю, что субсидий по этому направлению должно быть больше. Абсурдно из Дудинки в Хатангу летать раз в неделю. Это не решает, а только обостряет проблему. После того, как человек туда прилетел, он вынужден неделю ждать обратного рейса. Убеждён, интенсивность полётов должна быть иная. Роль Норильского аэропорта, как опорного для северных территорий, должна быть более заметна. Не надо все связи заводить на Красноярск. У Норильска с Красноярском сегодня сложилось устойчивое рыночно-авиационное сообщение, поэтому Норильский аэропорт надо использовать сегодня как системообразующий фактор. Как только будет программа и планы обеспечения рентабельности этих перевозок, сразу появится возможность обеспечить перевозчиков летательными аппаратами. Сейчас начинать программу лизинга для «КрасАвиа» неэффективно и непродуктивно, так как мы ещё не почувствовали возможности рынка. Сначала надо понимать рынок, а потом наращивать мощности авиакомпании, а не наоборот.

Допускаю, что эту позицию вы не очень положительно примите, но не могу о ней не сказать. Считаю непродуктивным и более того опасным продолжать процесс ожидания, когда Федерация примет наши аэродромы. Этот процесс будет продолжаться ещё довольно долго, поэтому, считаю, нам надо создавать свою систему эксплуатации базовых аэродромов, посадочных площадок, которые будут в нашей схеме. Надо разделить эти бизнесы между собственно перевозками и содержанием аэродромов. То есть надо создать собственное казённое предприятие, которое будет способно это делать. Безусловно, это потребует некоторых дополнительных средств, но я не ставлю задачу в один год все аэропорты привести в надлежащее состояние. Однако если этого не делать вовсе, то они придут в такое состояние, что их уже нельзя будет восстановить. Я уже сейчас по этому вопросу иногда обращаюсь к начальнику ГУ МВД по Красноярскому краю, чтобы сотрудники управления присмотрели за тем, чтобы у нас не растащили, не разворовали плиты покрытия взлётных полос. Дальше ждать нельзя. Недавно разговаривал с руководителем Росавиации Александром Васильевичем Нерадько, они пока не могут это сделать. Более того, он даже просит, чтобы мы федеральные аэропорты забрали к себе на баланс, а они нам дадут денег на их содержание. К сожалению, система управления сетью аэродромов из федерального центра не оправдалась.

У нас есть принципиально важные инвестиционные задачи развития региональных аэропортов. Начались две масштабные реконструкции. Во-первых, Норильского аэропорта, где мы будем фактически строить новую взлётно-посадочную полосу на месте старой полосы. Там нет возможности сделать эти работы в другом месте. Это большие деньги, и я искренне рад, что нам удалось начать решать эту задачу до возникших экономических трудностей. Если бы пришлось принимать решение сегодня, то не уверен, что мы получили бы федеральные инвестиции. Сейчас эта программа в бюджете уже есть, и наша задача так организовать работу, чтобы не дать ни малейшего повода сказать кому-либо, что деньги плохо осваиваются. Поэтому здесь у нас есть огромный пласт работы, в том числе с Росавиацией. Они постоянно просят нас внести какие-то изменения в контракт, так как там всё сильно формализовано, и нам надо помогать им справиться с этой задачей. Поэтому прошу министерство транспорта и заместителя председателя Правительства края Юрия Анатольевича Лапшина обратить максимум внимания к этому проекту.

Во-вторых, начался ещё один большой процесс в этой отрасли – реконструкция аэропорта «Емельяново».
Здесь у нас очень сжатые сроки, а качество нового аэропорта должно быть одним из лучших в России. В этом заложена очень большая доля инвестиционной привлекательности региона. Если аэропорт работает отлично, то регион привлекает людей и деньги. Если плохо – идёт социальное отторжение такой территории. Здесь работают особые инвестиционные механизмы, поэтому я жду особых предложений. Нам предстоит усилить совет директоров, сформировать программу использования нашего пакета акций, нашей оферты. Это большая работа, на которую я прошу обратить особое внимание.

Я просил министерство транспорта края и Правительство края выйти на новый уровень взаимодействия с Красноярской железной дорогой, чтобы максимально усилить железнодорожные перевозки, обратить особое внимание на пригородные перевозки. В этом году пригородные перевозки были увеличены почти на 20 процентов, но стоит признать, что инфраструктура остаётся очень примитивной. Нам надо сделать полноценную кольцевую рельсовую дорогу, с качественными пересадочными узлами, и эту инфраструктуру мы будем финансировать в особом порядке. Готов уделить этому особое внимание. В то же время мы договорились с Министром транспорта России Максимом Юрьевичем Соколовым и с руководителем Российских железных дорог, что в крае будут сняты все ограничения на дальность пригородных перевозок. То есть мы должны рассмотреть и Канск, и Ачинск, и другие наши важные точки, чтобы переориентировать на рельсы часть пассажиропотока с автомобильных трасс.

Конечно, нам предстоит увеличить и объёмы дорожного строительства. Мы ещё в этом году добавим полмиллиарда рублей на муниципальные дороги внутри границ, без учёта Красноярска. Это даст нам практически такой же прирост, как в 2015 году. По Красноярску нам надо быстрее преодолеть все формальности по документации автодороги на улице Волочаевской. Я готов дать свои гарантии, что мы пройдём федеральную экспертизу, но торги надо проводить сейчас. Экспертизу мы получим параллельно, чтобы не тормозить торги. Деньги у нас есть. В итоге Красноярск получит целевые деньги на дорожное строительство и компенсирующие средства на строительство жилья под расселение людей, которые проживают на территории строительства дороги. Плюс я ещё сделал ряд поручений, чтобы помочь Красноярску. Понимаю, что министр финансов очень точно читает мои поручения, которые я давал, и быстро сейчас миллиард рублей насчитает, который я обещал Красноярску, из объёмов средств, выделенных нам на строительство Волочаевской магистрали. Поэтому прошу здесь найти некий компромисс. Конечно, нельзя полностью из этого миллиарда эту дорогу исключить. Таких возможностей у нас нет, у нас 50-процентное софинансирование проекта, и по итогу мы вложим в эту дорогу 3,5 миллиарда рублей. Но, тем не менее, в краевом центре надо максимально поддерживать дорожно-транспортную инфраструктуру.

Кроме этого большого проекта мы начали работы на дороге Епишино – Северо-Енисейск. Выделено 500 миллионов рублей. У нас есть поручение Президента России по мосту, и есть субъективные факторы, которые могут позитивно повлиять на реализацию проекта. Поэтому прошу начать работу с Министерством транспорта России незамедлительно, сейчас есть большая возможность получить федеральные ресурсы и на эту дорогу.

Как и в прошлом году, прошу до конца января распределить все лимиты, чтобы муниципалитеты точно получили средства, которые пойдут на ремонт и реконструкцию дорожной сети. Чтобы они могли провести все необходимые процедуры уже в феврале.
Специально акцентирую и расшифровываю задачи в отрасли связи. Они у нас особые. Наша территория тоже, к сожалению, приводит к тому, что до сих пор очень большое количество населённых пунктов в крае не имеют Интернета и устойчивой телефонии. Это невозможно. Понимаю, многие наши населённые пункты не попадут под стандарт Ростелекома, где нужно иметь население посёлка двести и более человек, у нас есть и менее насыщенные поселения. Но, тем не менее, перед руководителем агентства информатизации и связи Денисом Петровичем Гусаровым я ставлю задачу, чтобы все населённые пункты получили связь – пусть не в один год, но программа 2016 года должна быть очень точно спланирована. Пока я её не получил, и поэтому тут даю Вам буквально несколько дней.

О строительном комплексе.
Продолжаем работу по совершенствованию строительной деятельности. Часть работ сделана, но проблем ещё хватает, тем более что сейчас мы должны по многим федеральным программам перейти на более дешёвые унифицированные проекты повторного применения. Обидно мне, что до сих пор нет полноценной инвентаризации земельных участков населённых пунктов. Обидно, потому что приходят частные компании и предлагают: «Давайте мы в Красноярске проведём всю инвентаризацию, все участки не зарегистрированы, плохие границы». Нет – это задача государства, поэтому тут нужно найти какие-то возможности усиления. В организационно-структурной сфере, думаю, немало резервов, можно обойтись небольшими деньгами, чтобы эту инвентаризацию провести. Жду от Правительства края предложений.

Мне также важно видеть чёткий план наращивания мощностей предприятий по производству строительных материалов и строительной индустрии. У нас это большая отрасль, её нельзя рассматривать как какое-то дополнение к строительному комплексу, это самостоятельная промышленная сфера. Более того – логика развития всегда показывает, что эта сфера может расти. Строительство всегда наращивается, поэтому производство новых, современных строительных материалов и конструкций должно расти. А у нас здесь программ развития крайне мало, и мне даже непонятно, что в Новосибирской области, лишённой многих перспектив строительно-инвестиционного развития, современной стройиндустрии больше, чем в Красноярске, где только начинается строительный бум, где надо будет строить объекты Универсиады, жильё, производственные, инфраструктурные объекты. А строительства мало, стройиндустрия во многом устаревшая, поэтому здесь тоже прошу профильное министерство усилить эту работу и специальную программу подготовить.

Николай Сергеевич Глушков показал мне несколько программ жилищного строительства. Я прошу и министерство, и Правительство края эти программы трансформировать в чёткий календарный план: где, когда – к территориям привести и привязать ко времени. 

Огромные задачи у строительного комплекса в подготовке к Универсиаде. Я в прошлом году говорил, что 15-й год во многом определяющий, потому что нам надо было запустить проекты и снять неопределённость. Идеи Универсиады – это 11-й, 12-й годы, а мы в 15-м году ещё не имели точек приложения, мы не все объекты привязали к территориям, вот почему я говорил: 15-й год вообще решит – сможем мы построить или не сможем. Сейчас у меня уверенности больше, мы все точки определили, проекты все сделали, тут у нас определённость. Но 16-й год должен быть разворотом строительства. Нужно не упустить тёплое летнее время, поэтому все процедуры торгов должны быть проведены сейчас, с апреля – круглосуточная работа. В условиях конкурса обязательно работать круглосуточно, без выходных! Сделаем раньше – беды не будет, но позже – у нас времени нет.

Понятно, что уже нужно видеть систему дополнительных строительных мощностей. Мощностей края не хватит построить все эти объекты. Нам придётся привлекать ресурсы извне, но надо, чтобы это были самые квалифицированные и дееспособные организации.

Есть специальные поручения Главы государства, прозвучавшие во время нашей декабрьской встречи. Это и масштабирование программы расселения из ветхого аварийного жилья, и программы расселения из Норильска, поэтому на это тоже прошу обратить особое внимание.

В коммунальном энергетическом комплексе, я думаю, мы до сих пор ещё недостаточно используем свои преимущества в наличии крупных мощностей энергоснабжения. Да, у нас появляются каждый период времени какие-то новые энергоёмкие предприятия, в данном случае Богучанский алюминиевый завод, но резервов мощностей у нас значительно больше, и здесь должна быть более масштабная работа. Я прошу это выделить в особый какой-то раздел и предложить прямо точки размещения энергоёмких производств с учётом наличия генерирующих и сетевых наших возможностей. Это будет и на Северо-Востоке, и в зоне работы ГРЭС в Назаровском и Шарыповском районах, это будет и в других территориях края. Нужно это более точно связать с нашим инвестиционным планированием. Вот тут два министерства должны очень продуктивно поработать.

Конечно, имея такие генерирующие мощности, необходимо больше развить сетевое хозяйство. Мы с Юрием Анатольевичем Лапшиным договаривались, что по развитию электросетевого комплекса будет работать специальная межведомственная комиссия, и план на 16-й год я буду отдельно утверждать.

Прошу и Николая Сергеевича Глушкова, и Правительство края в целом перевести на максимально плановую основу ремонт и реконструкцию наших объектов коммунального хозяйства. Мы каждый год выделяем деньги, потом под них там что-то, действительно, записано в программе, что-то мы включаем из-за аварийности, но усилить здесь планомерность нужно. Отработать критерии, по каким мы вкладываем бюджетные ресурсы, по чему не хватает инвестиционной тарифной составляющей – нужно более точно это сделать. Прошу выделить в плане действий особый раздел по снижению себестоимости производства коммунальных услуг. Такой всеобщей дотационности коммуналки нет нигде. Это проблема и тарифного регулирования. Это проблема и устаревших фондов и технологий. И то, и то нужно поправлять. Но в такой себестоимости нам не удержаться. Себестоимость должна быть ниже, и дотационность коммунального комплекса нам придётся сокращать.

Я прошу также очень точно спланировать наши действия по программе газификации. Федерация должна в начале года завершить свою часть в этой программе и включить нас в общий федеральный реестр. Но нам нужно максимально интенсифицировать эту работу, ускорить, найти мотивацию для «Газпрома» или других крупных компаний по инвестициям в эту сферу.

Не имею времени подробно сказать об экологической проблеме, но акцентирую на этом внимание, потому что экологическая проблематика для нас всегда особенно сложна. Для нас накопившиеся проблемы требуют нового решения и большей требовательности к хозяйствующим субъектам. И самое главное – новое развитие экономики должно с этим коррелироваться очень сильно. Мы не должны соблазняться размещением в крае экологически вредных производств. Мы должны здесь руководствоваться стратегией безусловно. Только то, что полезно и соответствует развитию социума – и никаких сомнительных компромиссов!

Любая наша управленческая работа неразрывно связана с функционированием местной, муниципальной власти. И здесь есть немало системных задач, которые я просил бы предусмотреть, учесть в плане работы Администрации Губернатора и Правительства края. Нам предстоит продолжить, а может даже активизировать работу по передаче полномочий и усилению финансовой самостоятельности органов местного самоуправления. Ситуация сегодня ненормальная. Мы всё пытаемся решать и управлять с проспекта Мира. Эффекта тут добиться невозможно.

Это уже начинает отражаться и в нашем сознании, и в сознании муниципальных руководителей. Я пятого января был в Новосёловском районе и там по одному вопросу звонил Николаю Сергеевичу Глушкову, а он мне говорит: «Вы там не забудьте, поругайте за то, что ввод 16-квартирного дома затянули». Я говорю: «Конечно, самый новогодний повод, я сейчас на них наеду по полной программе». Но странная реакция руководителя. Он говорит: «Причина в том, что нам этот объект навязали. Надо, чтобы такие объекты строил УКС. Мы не можем». 16-квартирный дом в райцентре! Не на Полюсе Северном, не где-то! Вполне в благоприятных условиях райцентра, на всех коммуникациях. И он совершенно убеждённо говорит: «Проблема в том, что такими объектами должен заниматься УКС. Это не наше дело, мы не умеем.». Как же мы будем ремонтировать всё? Кому мы сейчас передадим огромные деньги, которые мы добавили в здравоохранение, образование, культуру на ремонт? Почти нет самостоятельных решений! Ко всем деньгам муниципальный уровень подходит как к чужим. Никакого видения перспективы! Так нельзя. У нас тут тонкая работа совместно с Законодательным Собранием края. И я прошу Сергея Александровича Пономаренко, Всеволода Николаевича Севастьянова, Алексея Михайловича Клешко, когда приедет из отпуска, – посмотрите с Александром Викторовичем Уссом, нам нужно вдохнуть новый импульс в эту работу. И качество межбюджетных отношений, и функционал муниципального уровня должен быть усилен.

Конечно, мы подробно говорили на совещании, которое проводили 25 декабря с руководителями городов и муниципальных районов, о дисциплине и повышении качества взаимодействия местной власти с населением. Я хочу, чтобы все наши структуры, прежде всего, Администрация Губернатора края, передавали этот посыл: муниципалитет отвечает за качество взаимодействия с гражданами. Авторитет власти формируется там. Не здесь, не в этом зале, там! Понимания этого до сих пор нет. И люди находятся в вакууме. Мы столько создаём органов муниципальной власти в каждой деревне, в каждом районе! Это большая численность. Весь бюджет идёт на содержание этой численности. И при этом не взаимодействуем с населением, не выполняем базовой, если хотите, политической функции системы власти на местах. Конечно, прошедшие выборы ещё раз показали, что и мотивация слаба, и зарплата там не позволяет сформировать кадровый костяк. Профессиональный уровень остаётся низким, поэтому все эти задачи – структурное построение, уровень зарплаты, профессиональная подготовка и переподготовка – всё очень важно.

Прошу Сергея Александровича Пономаренко учесть это в наших планах. Вообще, профессиональная переподготовка с начала нового года должна быть запущена в полном масштабе. Не буду говорить о конкретных решениях, которые мы в конце года принимали, но программа должна заработать уже с января.

Недавно подписан организационный план взаимодействия органов власти с местным самоуправлением, он содержит целый ряд новых форматов. Частично мы их опробовали в 15-м году, будем сейчас укреплять, продолжать. Я только прошу Администрацию Губернатора края дополнить план особым порядком, регламентом взаимодействия Губернатора края с главами районов и городов. Регулярные встречи, регулярные приёмы, планирование выездов, телефонные переговоры – чтобы это было элементом постоянного, регламентного планирования работы Губернатора края.

О взаимодействии с обществом.
Хочу начать со слов благодарности за высокую общественную активность жителей края. Это проявляется в самых разных направлениях, сферах. Понимаю, что здесь очень много энергичной ментальности красноярцев. Но очень много и организовано, заложено в традиции, и за этим большая работа разных органов государственной власти, поэтому всех, кто к этому причастен, я могу только поддержать и поблагодарить.

Продолжаем эту работу, масштабируем некоторые грантовые наши программы. Продолжаем создание ресурсных центров, и не только на муниципальном уровне. Думаю, ресурсные центры можно создавать по таким глобальным содержательным задачам – по поддержке семьи, инклюзивного образования. То есть нужно найти какие-то задачи, где небольшие ресурсные центры с максимальной мобилизацией общественности без особых государственных финансов могли бы быть катализаторами лучших практик, активизации всей этой работы.

Прошу Администрацию Губернатора края подготовить некоторые организационные решения по совершенствованию практики личных приёмов граждан. Это должно касаться всех руководителей, всех членов Правительства края и непосредственно Губернатора края. Не хочу сейчас принимать отдельное решение, хочу, чтобы оно также было предложено Администрацией Губернатора края, но я намерен структурно усилить Общественную приёмную, структуру, которая занимается приёмом граждан. Мы когда-то соединили её с контрольным управлением Губернатора края. Но, думаю, приём граждан необходимо усилить как самостоятельную функцию. Я прошу Администрацию Губернатора края, Управление делами Губернатора и Правительства края обратить внимание, где мы ведём приём граждан. Это основы. Приёмная Губернатора должна соответствующим образом функционировать, должна быть соответствующим образом размещена. Когда у меня приём начинается на ступеньках, когда меня ловят за рукав – это неправильно. Нужно перейти к более системной работе.

Я подробно говорил в прошлом году о своей позиции во взаимоотношениях со средствами массовой информации. Позиция здесь не меняется. Поэтому ещё раз прошу обратиться к стенограмме прошлого года. В принципе ведётся достаточно большая внутренняя работа, но не могу не отметить одну проблему – мы мало инициативы проявляем во взаимодействии с федеральными средствами массовой информации. Отсюда теряем качество позиционирования региона. Край не заслуживает этого. И дело здесь не в Губернаторе края. Губернатор переживёт недостаточное внимание, а вот для края это болезненно. Недостаточное позиционирование края снижает возможности его развития. Интерес здесь и политический, и инвестиционный, и социальный должен быть намного выше. Его нужно инициировать и стимулировать. Поэтому в плане также прошу иметь специальный раздел об усилении позиционирования Красноярского края в публичном пространстве. Конечно, необходимы дополнительные усилия по организации эффективной работы в Интернете, улучшении содержательного оформления наших сайтов, но, надеюсь, здесь также всё будет правильно сделано.

Текущий период требует более ответственного отношения ко всей системе безопасности. Вы понимаете, как изменилась международная обстановка, как усилились меры борьбы с терроризмом со стороны России. Понятно, что это усиление провоцирует ответную реакцию. Поэтому задача по обеспечению безопасности становится более сложной и более важной. Я прошу и Правительство края, и Администрацию Губернатора края активно включиться в подготовку вопросов, включаемых в повестку работы и Антитеррористической комиссии, и Координационного совещания с правоохранительными органами, других коллегиальных органов и комиссий. Планы их в основном сформированы, но нужно наполнить их более серьёзным содержанием. Необходимо усилить ответственность всех руководителей. Не допускать формального подхода к обеспечению безопасности. Я прошу вас всех быть максимально организованными, более эффективно взаимодействовать с органами безопасности, правопорядка по предупреждению преступлений терроризма и экстремизма, предупреждению коррупционных проявлений в действиях государственных, муниципальных служащих, чтобы уровень доверия в этом процессе власть тоже укрепляла.

2016 год – время подготовки и проведения выборов в Государственную Думу и Законодательное Собрание края. Такие выборы – это всегда отчёт. Это всегда повышенная требовательность общества, избирателей к действиям органов власти. Поэтому ничего здесь нового не скажу. Призываю вас к максимальной ответственности и стремлению к результату. Мы должны будем в процессе выборов показать обществу эффективность нашей работы, открытость и честность в работе, профессионализм и внимательное отношение к гражданам. Администрация Губернатора края завершает работу над специальным планом подготовки к выборам. В них будут задействованы все органы исполнительной власти, но я прошу внутреннего настроя и понимания ответственности от всех в этой работе.

Управленческая деятельность всегда коллегиальна, всегда командна. Очень важно взаимодействие по горизонтали, создание обстановки взаимоподдержки и дружелюбия, правильного понимания личной и общей ответственности за результат. Хочу пожелать вам позитивного, созидательного настроя, веры в свои силы, активности в решении всех стоящих задач, смелости в подходах и предложениях общего характера. Мы одна команда. Я желаю вам успехов.

До 1 февраля я жду план действий Правительства края, Администрации Губернатора края, каждого органа исполнительной власти края.

Извините, что я задержал ваше время, но это то, что я хотел вам сказать.



назад

 

Безопасность и правопорядок
| Внешние связи
Госимущество
Градостроительный контроль
| ЗАГС
Здравоохранение
Инновации
Информатизация и связь
Информационная политика
Культура
| Лесное хозяйство
Образование
Экология и рациональное природопользование
Промышленность, энергетика  и торговля
Охрана объектов культурного наследия
Север и поддержка коренных малочисленных народов
Сельское хозяйство
Социальная политика
Спорт
Строительство и ЖКХ 
Транспорт
Труд и занятость
Финансовая политика
Финансово-экономический контроль и контроль в сфере закупок
Экономическое развитие и инвестиционная политика
Исполнение поручений и указов Президента РФ
Губернаторский контроль
| Проектное управление
| Год экологии
| Открытые данные
| Безопасность дорожного движения
Грантовые программы
Законотворчество
Интерактивные карты Красноярского края
Общественный контроль
Развитие гражданского общества
Комиссия по делам несовершеннолетних
О портале
Подписаться на рассылку
Отписаться от рассылки
Регистрация на портале
Личный кабинет

Администрация Губернатора Красноярского края
Правительство Красноярского края

660009, Красноярский край г. Красноярск, пр. Мира, 110

Отдел служебных писем (служебная корреспонденция):
телефон: +7 (391) 249-30-26, факс: +7 (391) 211-00-82,
e-mail: public@krskstate.ru (для служебных писем)

Обращения граждан:
телефон: + 7 (391) 249-30-40, факс: +7 (391) 249-33-01
Отправить обращение.

Размещение информации на портале:
телефоны: + 7 (391) 249-30-88, 211-10-78, 249-35-21, 211-09-54

Cправочные телефоны:

Социальная защита и социальное обслуживание
телефон: 8-800-350-20-50

Здравоохранение и лекарственное обеспечение
телефон: 8-800-700-000-3

Консультации по вопросам ЖКХ
телефон: 8-800-333-7007

Единая справочная служба МФЦ
телефон: 8-800-200-3912

 

Индекс цитирования