главная страница приемная карта портала мелкий шрифт средний шрифт крупный шрифт помощь
Версия для слабовидящих
 
 
Главная / Пресс-центр / Доклады и выступления

Выступление Губернатора Красноярского края В.А. Толоконского на совещании с главами муниципальных образований Красноярского края


21.12.2016

Губернатор Красноярского края Виктор Толоконский | Текст выступления


Уважаемые коллеги, давайте подведём некоторые итоги сегодняшнего разговора.

В базовых докладах представлено много информации, и, наверно, всем вам понятно, как мы завершаем текущий год. Но, повторяю, надо чтобы анализ был максимально качественный, максимально критический и профессиональный. Чтобы нам в 2017-м и последующих годах сделать больше, чем мы делаем сейчас, и обеспечить более качественную динамику развития и роста.

Виктор Петрович Томенко подробно назвал цифры, возможно я что-то повторю в своей речи, но это лишь для того, чтобы как можно точнее понимался потенциал развития края. Поверьте, это понимание приходит к нам не очень просто. У нас был тяжёлый период с 2010-го по 2014 год, когда по разным причинам была не очень благоприятная конъюнктура цен.

С 2010 года ушли льготы по работе "Ванкорнефти", и хоть мы получали в 2010 году 70 миллиардов рублей прибыли, это были очень серьёзные льготы по таможенным платежам, по НДПИ, это были своеобразные межбюджетные отношения, когда федеральный бюджет помогал бюджету края. Потом в один год все льготы резко отменились, и доходы от прибыли компании сократились почти на 20 миллиардов рублей, а в отдельные годы и ещё больше. В это же время у нас был очень серьёзный рост расходов.

Убеждён, мы приняли правильное решение, это создало нам достаточно серьёзную социальную "подушку безопасности". Несмотря на нетипичный для большинства регионов России высокий размер средней заработной платы, мы пошли на соответствующий рост зарплат бюджетников, чтобы выйти на необходимые показатели указа, не прося себе каких-то исключений. И мы решили эту сложную задачу. Хотя в некоторых бюджетных отраслях нам пришлось увеличить фонды заработной платы в два раза. Напомню, что у нас сегодня в консолидированном бюджете фонд заработной платы составляет уже 100 миллиардов рублей, поэтому представьте, какие это были величины. Вот здесь у нас и формируется дефицитный бюджет, и главный вопрос - как дальше развиваться. Потому что зарплаты всё повышаются, снижать мы их не можем, и этот разрыв всё нарастал. Я помню собственное состояние и состояние коллег, когда мы все были растеряны и не знали, куда двигаться дальше.

Я хорошо помню, как депутаты Законодательного Собрания края принимали бюджет 2014 года с дефицитом в 28,5 миллиардов рублей. Это был плановый дефицит бюджета, который когда-то начинался с 7-8 миллиардов рублей, потом быстро поднялся до 28-ми, и что делать дальше было совершенно не понятно. Сократить расходы было невозможно. Несмотря на то, что бюджетная обеспеченность края одна из самых высоких в России, специфика региона очень сильна, и она никаким образом не учитывается в межбюджетных отношениях. Там коэффициент климатического, географического, территориального удорожания учитывает всего 17-18 процентов, а реально у нас увеличение расходов происходит в гораздо большем темпе. У нас другой набор социальных объектов. Он больше, чем где-либо, потому что такая территория.

Я всегда в Москве, когда обсуждаю бюджетные проблемы, говорю, что любой типичный район в России с населением в 15 тысяч человек имеет очень небольшую центральную районную больницу с численностью штата 25-30 человек и несколько ФАПов, где будет работать ещё по одному фельдшеру. Вот и всё здравоохранение типичного района. А у нас в Эвенкии живут 15 тысяч человек, для которых надо содержать три больницы, причём очень большие, чтобы там можно было оказывать всю необходимую людям неотложную помощь. Там должно быть всё – от родильного дома до кардиологии. Потому что бывают ситуации, когда эвакуация из этого района невозможна. И у нас таких территорий очень много. У нас другое коммунальное хозяйство. Территорий России, где сегодня электроэнергия вырабатывается на дизелях, очень мало. Это небольшая доля одного десятка субъектов Федерации. А у нас это целые районы. Кроме того, у нас другие транспортные затраты. Все регионы единственные бюджетные расходы имеют на субсидирование городского транспорта. А у нас в этой схеме задействован авиационный, речной транспорт, навигационные расходы – всё это миллиарды рублей затрат. Мы эксплуатируем более 50 воздушных судов – самолётов и вертолётов. И это не социальный популизм, это объективная необходимость обеспечить жизнедеятельность огромной территории. Поэтому обеспечить траекторию роста было очень непросто.

Я не совсем соглашусь с Виктором Петровичем Томенко, что 2016 год прошёл спокойно, без сложных управленческих задач. Потому что нельзя просто обтекаемо сказать, что первое полугодие было непростым. Ведь когда мы начали год, мне в самом начале января сказали, что за счёт декабрьского падения курса рубля и перерасчёта кредитов наших крупных компаний у нас вышла переплата почти в 20 миллиардов рублей. И мы не могли ожидать плановой прибыли наших компаний из-за низкого курса цен на наши ресурсы. Вот такой была ситуация. Это касалось всех крупных компаний. "Норникеля", "Ванкорнефти", "Русала". Потому что у всех крупных компаний, кто торгует на бирже, есть кредиты в валюте. А по налоговому законодательству любой пересчёт валютного кредита в рублёвом курсе относится либо к прибыли, либо к убыткам. Рубль упал, компании получили убытки. При огромном портфеле кредитов это были огромные суммы, которые ставили нас в очень сложное положение. Потребовалась особая организационная работа, о которой я сейчас не буду говорить. Поверьте, потребовалась серьёзная эмоциональная, психологическая сила, чтобы восстановить позитивные настроения, преодолеть ситуацию неопределённости и обеспечить эту траекторию роста.

Поэтому то, что нам всем удается и в 2016 году, так же, как и в 2015-м, обеспечивать рост, это очень сложная и большая работа. Владимир Викторович Бахарь говорил о своем состоянии, когда мы планируем бюджет. Но на самом деле я помню состояние вот этого зала. В начале января 2015 года, формулируя свое видение задач по развитию края, я говорил, что нам требуется иной бюджет, чтобы обеспечить устойчивые высокие показатели экономики края, чтобы решить задачи сохранения и приумножения населения края, чтобы сделать край социально привлекательным, развитым в социальных и инфраструктурных сферах. Я говорил, что край не может по состоянию своей экономики рассчитывать, что мы будем получать ресурсы развития извне. Эти ресурсы нам нужно сформировать самостоятельно. И в количественном плане я оценил эту потребность за два бюджетных цикла, за шесть лет, в 100 миллиардов рублей. Чтобы через шесть лет бюджет был на 100 миллиардов больше, чем он был в 2014 году.  Я чувствовал недоверие, напряжение, в чём-то даже отторжение. Но поверьте, это необходимо сделать, иначе нет развития.

Прошло два года, и мы имеем прирост, близкий к 40 миллиардам, то есть идём в траектории роста. Причем это и расходы – мы не просто увеличили доходы и заработали. Нет. Из этих 40 миллиардов на сокращение дефицита бюджета уходит где-то миллиардов 12, а 28, почти 30 миллиардов, – это рост расходов. В первую очередь, в социальных сферах за счёт фонда зарплаты, потому что за эти годы мы вводили огромную новую сеть, новые детские сады. Напомню, мы ввели 35 тысяч мест в детских садах. Вот посчитайте, каждый из муниципалитетов хорошо знает, какой персонал в типовом садике примерно на 200 мест. Вот представьте такой садик, сколько там персонала, распространите это на 35 тысяч мест – и это дополнительный фонд зарплаты, причем высокий, поскольку в эти годы мы выводили основной, базовый персонал на показатели средней зарплаты. Были решения по минимальной зарплате, чтобы вывести её на прожиточный минимум, ещё ряд задач. Это требовало дополнительно миллиардов рублей при наших масштабах, это огромные затраты.

Был серьёзный рост инвестиционных денег. В те годы, когда у нас доходы не росли, но наращивались социальные расходы и образовывался дефицит, мы вышли на уровень инвестиционных расходов всего 10-11 миллиардов рублей в год. Это и все дорожные расходы, и все строительные. Сейчас мы вышли на 20 миллиардов. Теперь выходим почти на 30. У нас будет где-то 26-27 миллиардов рублей инвестиционных расходов. Это будут новые стройки. И детские сады, и новые объекты культуры и спорта, мы строили большие медицинские центры в эти годы и продолжаем строить сейчас. Это и увеличение расходов на дороги, которое, я надеюсь, тоже почувствовали города и районы. Может, каждый район дополнительно получил всего 10-15 миллионов, но только городов и районов у нас 60, плюс огромный Красноярск. Когда это суммируешь, то это миллиарды рублей.

Поэтому обеспечить такую динамику – это огромная работа. И говорю это только для того, чтобы обоснованно, не ритуально, а содержательно вас поблагодарить. Это большой труд очень многих людей – депутатов Законодательного Собрания, руководителей ведомств, глав районов и городов, руководителей предприятий и организаций. Это и есть настоящая работа, это и есть развитие.

Думаю, что эта динамика, эти планы, действия обеспечили в крае достаточно спокойную социально-политическую обстановку и позволили выйти на те политические результаты, о которых подробно говорил Сергей Александрович Пономаренко. Понятно, что настрой к власти всегда критический. Но я убежден, что в Красноярском крае есть очень здоровые демократические традиции, мы никого не обманываем, ни на кого не давим, нигде не связываем власть с настроениями населения, мы работаем, а люди свободно высказывают свои оценки. Поэтому результаты голосования, которые мы получили в сентябре 2016 года, подтверждают и доверие к власти, и ту динамику роста, которую мы обеспечили. Безусловно, это вызывает чувство благодарности и чувство большой ответственности. Эти вещи связаны, и я прошу это очень хорошо понимать.

Экономическое развитие идёт в районах и городах, оно не происходит где-то вне конкретных территорий. Здесь не могу не подчеркнуть очень достойные результаты работы в сельской экономике – мы имеем не просто рост, а устойчивый рост. Мы имеем устойчивый рост эффективности, мы имеем в 2016 году очень серьёзный прирост новых мощностей в сельской экономике. Здесь говорилось о новых мощностях в производстве свинины, мяса птицы, в переработке молока, картофеля и овощей, в производстве всех других пищевых продуктов. Мы имеем во всех этих сферах серьёзный рост. А это очень конкурентная экономика, так как производить товары на потребительский рынок сложнее всего. Тут не бывает никакой монополизации, всё конкурирует. Здесь мы растём и растём очень серьёзно. Это сказывается и на увеличении легальной экономики, и на увеличении числа рабочих мест. Те районы, которые приросли по собственным доходам, наверняка имели прирост экономики.

Мы старались в сфере сельской экономики максимально стимулировать муниципальное развитие. Я не скажу, что десять районов, которые получили специальные средства на экономический рост, – это достаточно, у нас все-таки таких районов два с половиной десятка, и мы в этом году должны расширить этот список, Леонид Николаевич Шорохов. Но то, что сам принцип сформировался – это очень правильно, и здесь я прошу активности и у районов, и у Правительства края, у профильного министерства, чтобы нам очень быстро масштабировать эти результаты.

Росло лесное хозяйство. Это тоже сфера, которая непосредственно связана с большим числом наших муниципалитетов. Если посмотреть, то там тоже есть большой рост инвестиций, рост натуральных показателей. И этот рост гораздо больше, чем рост валовых денежных показателей. Росли мощности. Ситуация просто изменилась. Если до этого времени мы больше обсуждали проекты, которых всегда было немало, но дальше аренды лесов дело часто не доходило. То сейчас есть прирост и на базовых предприятиях Лесосибирска, появляются новые мощности в Енисейске и Богучанском районе. Многие стройки ещё только начинаются. Мы опять же воспроизводим ситуацию растущей экономики, которая находится на самом старте. Вот у меня вчера был академик Аганбегян. Мы с ним обсуждали общие проблемы. Так вот, он был очень удивлен, что у нас в крае есть рост во всех сферах. Мы нигде не имеем каких-то секторов экономики, которые исчерпали себя, и мы должны какими-то антикризисными мерами смягчить их разрушение, ликвидацию, падение. Но у нас нет таких сфер. Любую отрасль возьмите, и везде будет очень большой потенциал роста. И это не просто философия роста, это конкретные инвестиционные программы, конкретные инвестиции. Страна очень многое теряет сегодня в инвестиционном процессе. Край сохраняет 400 миллиардов рублей инвестиций. Соотношение инвестиций к валовому национальному продукту в крае примерно 22-23 процента. В целом в России – 17, в Новосибирске –16, хотя там такое же население, инвестиций всего 140 миллиардов рублей, а валовый продукт чуть больше триллиона рублей. Все инвестиции сегодня закладывают основы роста для завтрашнего дня.

Строительство. В целом по стране наблюдается очень серьёзное уменьшение объёмов работ в этой отрасли. У нас по этой отрасли тоже рост. И это не только какие-то специальные бюджетные программы. В таком объёме доля объектов Универсиады принципиально не скажется. И жилье, и производственное строительство, и инфраструктурные объекты дают нам потенциал роста в этой отрасли, которая тоже связана с каждым районом и городом. Поэтому инвестиционный процесс идёт везде – в металлургии, в нефтяной отрасли, в транспортных коммуникациях. Строительство аэропортов «Норильск» и «Емельяново» – это огромные инвестиционные программы и опять же заделы для нового инвестиционного роста. В этом же ряду и сельское хозяйство, и социальное строительство. Мы увеличили ассигнования на объекты образования, мы продолжаем строить крупнейшие медицинские центры. В этом году сдадим Ачинский перинатальный центр, сдали поликлиники в Курагино и при онкологическом центре в Красноярске. Огромные деньги осваиваем в Норильске, где идёт строительство перинатального центра. Нам очень трудно даётся эта стройка. На это влияет и объективная специфика Заполярья, где ограничена навигация, и очень сложно обеспечивать ритм строительства такого сложного объекта. И трудности подбора генерального подрядчика. Вчера в Норильске было 40 градусов, но люди работали на стройке. Несмотря на полярную ночь, на такой мороз, стройка продолжается. Фактически за один 2017 год мы построим этот центр и сдадим его в работу. У нас в завершающей стадии находится стройка большого корпуса больницы скорой помощи в Красноярске. В 2017 году начнем строительство практически новой большой больницы – нового корпуса в краевой больнице на 50 тысяч квадратных метров. Это все миллиардные вложения в социальные объекты.

Вчера министр культуры и министр строительства меня заверяли, что в завершающей стадии находится разработка типового сборного, каркасного проекта культурного учреждения на селе – социокультурного центра. И если проект подтвердит нам предварительные проектные сметы, то мы будем готовы с 2018 года строить ежегодно 30 таких клубов на селе. Это тоже большая программа, которую мы сейчас готовим.

Уже говорили, но я должен сделать акцент, что нам очень важно ускоренное развитие сферы науки и образования, инновационной политики. Это тоже одна из базовых стратегий нашего роста и развития. Нужно сделать так, чтобы край не только был силен ресурсными базовыми промышленными отраслями и сферами. Важно, чтобы молодёжь училась в крае, чтобы школы, колледжи и университеты были на максимальном уровне конкурентоспособности. Мы должны развивать научные школы, должна идти интеграция образования и науки. И здесь тоже есть примеры позитивной динамики. Очень серьёзно укрепились в рейтингах наши университеты. Последний пример - Сибирский федеральный университет занял 18 позицию в Национальном рейтинге университетов из 1000 университетов России. Это при том, что особые традиции университетского образования у нас ещё только формируются. Мы один из немногих регионов России, где сформирована структура университетского образования. Нам не надо ломать голову, что делать с тем или иным вузом, эффективный он или нет. Есть классический университет с 30 тысячами студентов, который после 2019 года будет иметь, думаю, самую мощную инфраструктуру – общежития, спортивные и культурные центры. Лучше, чем у нас, вряд ли где может быть. Федерацией поддержан проект создания в крае опорного Университета, который будет под особым государственным вниманием, с особым государственным заданием. Всё-таки тысячу университетов федеральное Правительство не сможет обеспечивать ресурсами в равной мере, поэтому выделены федеральные, исследовательские и опорные университеты. Всего три категории. И мы получили, кроме федерального, ещё и опорный. При этом делаем его не механически, не просто, чтобы статус получить, а делаем современный технологический университет, что принципиально важно для развития. Нам придется очень много проектировать, строить, конструировать, менять технологии. Для этого нужно самое современное инженерное образование. А дальше остаются массовые профессии и отраслевые региональные вузы: медицинский, аграрный, педагогический, творческий. То есть мы закрываем своей структурой университетского образования все направления жизнедеятельности.

Чтобы подготовить качественных абитуриентов, мы развиваем общее образование. Организовываем спецклассы, строим современную физико-математическую школу в составе Сибирского федерального университета. В ближайшее время в центре Красноярска появится детский технопарк, благодаря которому будет развиваться техническое творчество. Этот технопарк откроет свои отделения во всех основных районах и городах, где дети сегодня увлекаются робототехникой, техническим творчеством. Таких центров у нас тоже уже много. Выигрывается много грантов. Эти результаты требуют очень серьёзного масштабирования и закрепления. Поэтому этот приоритет долговременный и за него будет особый спрос.

Я был бы не прав, если бы не подчеркнул, что в 2016 году очень многое решалось в плане подготовки к Универсиаде. Понятно, что этот проект имеет большую историю. И я очень благодарен тем, благодаря кому рождалась эта идея и завоевывалось право. Но опять же, я был бы несправедлив ко многим людям, присутствующим здесь, если бы не вспомнил, как тяжело нам далось проектирование, экспертиза, подготовка площадок. Одновременно строить три десятка объектов в нынешних условиях бесконечных ограничений и процедур крайне сложно. И поверьте, в начале года даже было настроение просто отказаться от этого проекта. Потому что все было «против». Сроки надвигались, и всё было очень не просто. Сейчас я спокойно и уверенно говорю: «Мы готовы к проведению Универсиады 2019 года на самом высоком уровне». Сегодня мы строим практически все необходимые объекты. Два объекта начнут строиться в начале следующего года, но они не связаны с обязательной программой Универсиады, это скорее инфраструктурные объекты. Один из них – центральный стадион, который получит новое рождение. Но там мы в лучшем случаем проведем праздничные мероприятия в дни Универсиады, а не соревнования. И в феврале-марте начнём строить крытый стадион для хоккея с мячом. Но для того, чтобы на период строительства команда тренировалась и играла в хороших условиях, мы до этого времени полностью реконструируем стадион «Локомотив». Поэтому у нас для демонстрационных игр Универсиады в крайнем случае будет готов стадион в центре города, хотя мы будем ставить задачу успеть построить стадион «Енисей». Все остальные объекты находятся в стадии строительства, и по физическим объёмам все идут в графики, целый ряд объектов даже с опережением. Каждый понедельник большая группа специалистов докладывает мне об этом процессе, мы выезжаем на объекты. Напомню, на некоторых объектах работы ведутся круглосуточно, без выходных, и это требует очень качественной организации и большого напряжения.

В то же время, я должен сегодня сказать и об очень многих недоработках, многих резервах в нашей работе, которые требуют понимания, устранения, отражения в новых планах и программах действия. Буду говорить об этом подробно девятого января. Там будет разговор не об успехах, а о проблемах и задачах. Но, тем не менее, и сегодня скажу, что у нас есть системные проблемы, связанные с качеством управления. Если у нас есть хорошая динамика роста, это не значит, что мы должны быть удовлетворены качеством нашей работы, качеством нашего управления. При более высоком качестве результаты могли быть выше. И на качество управления я буду девятого числа обращать самое главное внимание. Здесь очень много аспектов: от структурных построений до ментальности и состояния сознания всех, кто у нас работает. Мы должны повысить уровень командной работы, уровень горизонтальной интеграции всех управленческих структур и сил. Не может быть успеха, если большинство участников процесса находится в парадигме исполнителя: «Поставьте мне задачу, я пойду делать». Нужно чувствовать себя лидерами. Надо объединять усилия многих людей не по вертикально-административной подчиненности, а по убежденности, единомыслию, ощущению общей ответственности. Нельзя даже в самых минимальных проявлениях допускать психологию «день простоять, ночь продержаться». Вы руководители, вы лидеры, вы должны чувствовать максимальную свободу и вырабатывать новые решения. Новых подходов в управлении мало.

Мы пока только подбирали организационные резервы, мы поставили на пользу развития изменения макроэкономических показателей и курс рубля. Есть ещё много эффектов, например «Ванкорнефть» выведена из консолидированной группы налогоплательщиков. Раньше мы в лучшие годы получали около пяти миллиардов рублей компенсаций за выпадающие доходы, сейчас мы получаем от Ванкора 17 миллиардов рублей. Но это ресурс, который дает разовый быстрый рост, а потом нужны новые инструменты, новые рычаги. Чтобы уже и Сузунское, и Лодочное, и Юрубчено-Тохомское месторождения давали нефть. Мы построили трубу, но нефти там мало. Мы должны нарастить производство первичного алюминия, но для этого нужна его переработка, рост внутреннего спроса. Иначе нет особых стимулов. Мы должны больше разместить у себя энергоёмких производств, иначе мы не можем израсходовать тот огромный потенциал выработки электроэнергии, который имеем. А рост выработки электроэнергии – это рост добычи угля и рост многих связанных отраслей. Мы не можем расти в сельском хозяйстве, если не будет более мощной переработки, более мощного животноводства. Не соответствуют двум с половиной миллионам тонн зерна, что мы получаем, 70 тысяч коров в наших крупных хозяйствах. Это не коррелирующие показатели. Чтобы 2,5 миллиона тонн зерна работало, коров надо иметь хотя бы в ближайшие годы около 100 тысяч. Но мы ни один год не прирастали по поголовью коров. Виктор Петрович Томенко скромно сказал: «Молоко оставим на уровне». Нет. Мы сделаем чуть даже меньше, тысячи на четыре, но меньше. Это меньше одного процента, но меньше. При том, что каждый день надой растёт на полкилограмма. Каждый день. Но когда коров вырезают, мы хоть что сделаем с кормовой базой, но все равно валовый продукт не нарастить. А нам придётся его нарастить, иначе системности не будет.

Нам нужны новые мощности в самых разных сферах. Основа есть. Вдумайтесь. Я послезавтра, 22-го, поеду на Красноярский машиностроительный завод проводить совещание с подрядчиками. Там идёт настолько масштабная реконструкция машиностроительного предприятия, где мы не укладываемся в сроки, где я буду помогать директору, у которого много начальников на федеральном уровне, и мы мало имеем отношения к этой работе. Но так как на предприятии работают наши строители, наши люди, я поеду на завод и буду жёстко требовать, чтобы строители включили дополнительные ресурсы. Задание получит и министерство строительства по мобилизации людей. Людей наверняка не хватит. Буду ставить задачу, такое в рыночное время вряд ли когда было, чтобы на работу вышли 2 января. Чтобы и 31 декабря и 2 января работали строители. Другого нет, не успеваем. И заказ у предприятия есть. И такое же развитие идёт на заводе "Радиосвязь", на "Искре", в Железногорске на двух базовых предприятиях. Везде требуется рост. Но он не может быть таким же интенсивным, если мы не обновим качество управления, не внедрим новые подходы.

Предстоит гораздо больше сделать в активизации общества в процессе развития. И здесь тоже мы часто излишне консервативны. А порой, не обижайтесь, просто ленивы. Нельзя жить по принципу: «Вчера так было, и ещё так проживем». Нет. Вот сегодня мы с руководителем Правительства обсуждали непростые вопросы, как развиваться дорожно-эксплуатационным организациям? Где найти ресурс, чтобы появлялась новая техника. Нельзя заработать на уборке снега инвестиционный ресурс. А бюджет тоже не может развивать и эту технику, и эту. Как быть городскому транспорту, межгородскому. Посмотрите, какие автобусы. И если мы новых подходов не найдем, деньги ниоткуда сами не возьмутся. И таких у нас проблем не мало. Значит, мы должны принять новые решения – включить общество, включить бизнес. Государство должно акцентировать свое внимание, где не может быть бизнес-интереса, где нет оборота, где нет выручки. Таких сфер много. Не могут быть платными дороги в таком крае. Поэтому дороги придется строить бюджету. Не может быть в наших традициях и условиях платными детский сад и школа. Значит, это нам делать. Есть много других сфер, где без бюджета никак. Но есть сферы, где нужно включать другую мотивацию, другие механизмы. Максимально преодолеть всякие групповые или какие-то личные интересы и амбиции. Критерий один – движение вперед, развитие, развитие и развитие.

Многие руководители муниципалитетов от меня не раз слышали, что если нет совсем бизнес-интереса, бизнес – структур, создавайте муниципальные. Я и сейчас это скажу. Если это на развитие, пусть будет муниципальное. Пусть будет государственное. Но если государство не видит институтов развития, источников роста, нужно максимально привлекать для этого бизнес и создавать условия, для того, чтобы эта деятельность была окупаемая, чтобы инвесторы не боялись вкладывать средства. Поверьте, те 400 миллиардов рублей инвестиций – это большой результат. Но если мы правильно будем строить инвестиционную политику, инвестиций должно быть 500 миллиардов рублей. Сразу же. Чтобы строили новые производства. Чтобы в Железногорске мы не уговаривали прийти новых инвесторов в Промпарк, который мы построили, а чтобы там резиденты в очереди стояли. Чтобы все, кто в округе работают, понимали, что в Красноярске выгоднее работать. Здесь другая экономика и высокая покупательная способность у граждан. Приходите.

Нам предстоит очень серьёзно изменить подходы к управлению земельными ресурсами. Нет развития без земли. Но мы опять здесь сталкиваемся с очень неэффективными, неповоротливыми механизмами. Где-то упустили даже полноценный учёт и понимание эффективности. Не буду называть имена глав. Но иногда главы ко мне приходят и говорят: «Виктор Александрович, а я не могу собрать ни арендную плату, ни налог. Я не понимаю, кто и чем владеет». Так не бывает. Надо иметь точную стратегию, какие земли охраняются и жёстко охраняются, какие земли сельхозназначений, какие земли у нас являются заповедными. Таких земель у нас тоже должно быть много. Но в то же время в любом городе, в любом посёлке должны быть ресурсы развития. Мне недавно в одном маленьком посёлке говорят: «У нас нет даже 10 квадратных метров, чтобы мусор куда-то складировать». Так не бывает. И здесь много задач и у государственных структур, и у местного самоуправления.

Вчера был Совет по развитию малого предпринимательства. Я устал слушать о простых вещах, которые мы никак не можем сдвинуть и сделать. При этом ещё раз говорю, я принципиальный противник искусственного заигрывания с населением по развитию предпринимательской активности. Предпринимательство это очень серьёзное, ответственное дело, требующее и таланта, и образования, и начальных денег, и много чего другого. Но мы же тормозим. Мы же порой демонстрируем полное равнодушие и незаинтересованность в каком-то развитии. И от этого страдает общество.

Главным субъектом развития является человек, общество. Не власть. Власть только создает условия. А вперед идут граждане. И это должно быть основой планов наших действий в следующем году. Я очень надеюсь, что идея проектного управления не превратится в формальность. Проектное управление – не просто создание проектного управления в аппарате Правительства или проектных групп в офисах, министерствах и ведомствах, в муниципалитетах. Это даже не перечень каких-то наших оценок, желаний и проектов. Это другая психология, другой стиль работы, другие человеческие отношения. Это должно быть устойчивым пониманием, что мы не только и не столько должны поддерживать текущую жизнедеятельность, сколько идти вперёд. От текущего регулирования не избавиться, но это должна быть какая-то совершенно ограниченная особая работа, а основной костяк – это развитие, это проекты, это работа на результат, а не процесс ради процесса. Первые шаги мы сделали. Первые организационно структурные подходы меня вполне впечатляют и воодушевляют. Но никакого торможения сейчас быть не должно, поэтому прошу всех руководителей этим заниматься самым энергичным образом. Поэтому качество управления – это будет основой, стержнем моего видения построения нашей работы в наступающем году и в ближайшее время.

Я должен обратиться к руководителям районов и городов с просьбой вернуться к документам стратегического планирования. То, что мы посмотрели из того, что сделано, мягко говоря, не впечатляет. Более того, что мне больше всего обидно и меня задевает, – я в подавляющем большинстве представленных документов не вижу личной работы главы. А когда мы с вами летом собирались, я говорил: «Этот документ нельзя сделать на аутсорсинге. Этот документ нельзя сделать каким-то вашим там специалистам-подчиненным. Этот документ надо выстрадать. Без этого он не получится». Мне не нужны никакие формальные планы, которые можно положить на стол, по которым можно отчитаться. Мне нужны новые точки роста. Мне нужны новые идеи роста. Повторяю, надо не только поддерживать жизнь, а развиваться. Везде, в каждом административном образовании. А документы, скорее, содержат какие-то пожелания: «хочу, чтоб это было построено, это было построено, то, другое». Не хочу сейчас уходить в те аспекты, о которых буду говорить в начале января. Нам предстоит, ещё раз говорю, очень большая работа по подготовке точных планов действий. Притом я уже говорил членам Правительства на последней нашей встрече, что в этот раз я найду форму очень содержательного рассмотрения этих ваших планов. Я не буду просто формально их принимать, я очень серьёзно посмотрю по существу. И каждый план любого ведомства, любой нашей государственной структуры будет концентрироваться вокруг главных приоритетных проектных задач, ориентированных на результат. Не всё, что мы будем делать там в здравоохранении, а как мы исключим очереди в поликлиниках, как обеспечим эффективную диспансеризацию, как обеспечим изменения демографических показателей. То есть будут очень конкретные и точечные проектные задачи. Но лучше вас я не могу их понимать. Вы их знаете и понимаете. Это касается как отрасли, так и территории. Поэтому эта задача равная как для руководителей министерств и ведомств, так и для руководителей территорий.

Я ещё раз хочу вас поблагодарить. Та большая работа, которая сделана, заслуживает и уважения, и признания, и понимания, что это сделано очень многими людьми. И я вам за это благодарен. Я прошу вас максимально эффективно обсудить результаты года с населением. Я прошу здесь провести специальные программы не только в информационном пространстве, но и в живых общениях. Поэтому прошу каждого главу района, города, каждого министра, руководителя: спланируйте эту работу на территории края. Используйте все эффективные инструменты, поблагодарите людей и создайте ситуацию, чтобы общество, граждане чувствовали себя не просто причастными, а чтобы поняли, что именно они создали эти результаты. Именно люди главные созидатели, они формируют эту траекторию развития и роста в нашем Красноярском крае. И я прошу очень быстро, в очень короткое время сформировать все планы действия на 2017 год.

Перед всеми отраслями, перед всеми главными распорядителями бюджетных средств будут поставлены очень жёсткие временные задачи по распределению всех лимитов. Мы вынуждены были в 2016 году сломать тот порядок, который принимали ещё в 2015 году. Действительно, я вынужден был очень серьёзно зарезервировать капитальные расходы в начале года, и мы не смогли это сделать полноценно в уходящем году. Но в следующем году всё будет, как мы начинали, – все лимиты должны быть доведены до 1 февраля. Все процедуры торгов, все процедуры заключения подрядных контрактов должны быть завершены до 15 марта. Поэтому здесь времени на какую-то раскачку нет. Поэтому качество ваших муниципальных бюджетов, качество краевого бюджета должно быть очень высоким. Поэтому каждое министерство я прошу ещё раз специально, акцентировано рассмотреть, что нужно сделать для улучшения взаимодействия с нашими районами, городами. Не только  социополитического, но и управленческого взаимодействия. Чтобы вы нашли механизмы, чтобы и подвести итоги, и провести балансы, и выехать в районы рассмотреть деятельность краевых учреждений, которые работают в районах, и рассмотреть планы действий. Включите все инструменты, чтобы этот процесс прошёл качественно и быстро.

Я ещё раз всех благодарю, поздравляю всех с наступающим Новым годом!

Желаю вам процветания, благополучия, здоровья, больше чувства любви и свободы!


назад

 

Безопасность и правопорядок
| Внешние связи
Госимущество
Градостроительный контроль
| ЗАГС
Здравоохранение
Инновации
Информатизация и связь
Информационная политика
Культура
| Лесное хозяйство
Образование
Экология и рациональное природопользование
Промышленность, энергетика  и торговля
Охрана объектов культурного наследия
Север и поддержка коренных малочисленных народов
Сельское хозяйство
Социальная политика
Спорт
Строительство и ЖКХ 
Транспорт
Труд и занятость
Финансовая политика
Финансово-экономический контроль и контроль в сфере закупок
Экономическое развитие и инвестиционная политика
Исполнение поручений и указов Президента РФ
Губернаторский контроль
| Проектный офис Красноярского края
| Год экологии
| Открытые данные
| Безопасность дорожного движения
Грантовые программы
Законотворчество
Интерактивные карты Красноярского края
Общественный контроль
Развитие гражданского общества
Комиссия по делам несовершеннолетних
О портале
Подписаться на рассылку
Отписаться от рассылки
Регистрация на портале
Личный кабинет

Администрация Губернатора Красноярского края
Правительство Красноярского края

660009, Красноярский край г. Красноярск, пр. Мира, 110

Отдел служебных писем (служебная корреспонденция):
телефон: +7 (391) 249-30-26, факс: +7 (391) 211-00-82,
e-mail: public@krskstate.ru (для служебных писем)

Обращения граждан:
телефон: + 7 (391) 249-30-40, факс: +7 (391) 249-33-01
Отправить обращение.

Размещение информации на портале:
телефоны: + 7 (391) 249-30-88, 211-09-54, 211-10-78

Cправочные телефоны:

Социальная защита и социальное обслуживание
телефон: 8-800-350-20-50

Здравоохранение и лекарственное обеспечение
телефон: 8-800-700-000-3

Консультации по вопросам ЖКХ
телефон: 8-800-333-7007

Единая справочная служба МФЦ
телефон: 8-800-200-3912

 

Индекс цитирования